31 Май, 2018

Врожденная умственная отсталость это

Врожденная умственная отсталость это

Врожденная умственная отсталость

Врожденную умственную отсталость, или олигофрению (малоумие), еще с девятнадцатого века делят на три формы по степени тяжести. В основе деления лежит два принципа:

• способность себя обслуживать;

• способность к обучению.

Легкая степень умственной отсталости, называемая также дебильностью, характеризуется тем, что больного можно научить обслуживать себя. Он сможет самостоятельно есть, одеваться, усвоить навыки опрятности, пользоваться туалетом. Занимаясь по специальной облегченной программе, он сможет научиться читать, писать, считать, овладеет несложной профессией. В будущем он сможет зарабатывать себе на жизнь, создать семью. Очень важно своевременно — к 6-7 годам — правильно определить форму обучения такого ребенка. Квалифицированно эти вопросы решает специальная медико-педагогическая комиссия. К сожалению, нередко родители не находят в себе мужества, не хотят смириться с заключением специалистов о том, что у их ребенка общее психическое недоразвитие в степени дебильности. Они начинают чр’езмерно много заниматься с ним. Больной ребенок не справляется с заданиями, вызывая раздражение, или выполняет их, но это дается ему огромным перенапряжением сил. Между тем родители настаивают на том, чтобы он посещал обычную школу, адаптироваться в которой ему необычайно сложно. Сравнивая свои успехи с успехами сверстников, не справляясь или с трудом справляясь с заданиями, легкими для других учеников, понимая, что родители и учителя ими недовольны, дети с умственной отсталостью очень переживают свою несостоятельность, страдают. В результате у них нередко развиваются невротические расстройства, чреватые нарушениями поведения, агрессивностью.

Многие, читающие эти строки, могут вспомнить свои школьные годы и одноклассника двоечника и второгодника. Вспомните, как относились к нему ребята, каково ему жилось. Как правило, адаптируясь в классе, дети с легкой умственной отсталостью либо становятся агрессивными, драчливыми, пытаясь заставить уважать себя силой, либо соглашаются быть посмешищем и превращаются в классных шутов. И в том, и в другом случае самооценка у них очень низкая. Иногда благодаря усердным занятиям дети с легкой степенью умственной отсталости, особенно имеющие хорошую механическую память (что бывает не так уж редко), плохо, но все же справляются с программой. Получая свои тройки, они переходят во второй, в третий класс. Чем дальше, тем им становится сложнее.

Хронически уставшие, не имеющие настоящих друзей изгои, не оправдавшие надежды родителей и испытывающие в связи с этим чувство вины, с выраженным комплексом неполноценности, эти дети испытывают неимоверные трудности. Невротическая симптоматика при этом усугубляется, часто возникают депрессии, психосоматические расстройства. При обучении во вспомогательной школе этого, как правило, удается избежать. Что заставляет родителей устраивать детям такие стрессы? Прежде всего — страх, который они испытывают перед диагнозом «де-бильность», и незнание того, что за этим стоит. В представлении человека, далекого от психиатрии, психологии, педагогики, дебил — это конченый человек, которому нет места в современном обществе. Нередко можно услышать от родителей, да и на страницах печати встречаются неграмотные утверждения, согласно которым, если ребенок умеет, например, вязать или делать простые модельки самолетов, если он помнит наизусть всего «Руслана и Людмилу», то, конечно же, он не дебил. К сожалению, это не так. В этих утверждениях — невежество и неуважение к человеку с легкой умственной отсталостью, который, как я уже говорил, может овладеть определенным ограниченным объемом школьных знаний, профессией, может, будучи взрослым, обеспечивать себя материально, заниматься творчеством (рисовать, петь, танцевать и т. д.), может жениться и иметь детей. Не нужно только требовать от него больше, чем он может, — например, окончить техникум или институт. Опытный психиатр и психотерапевт способны помочь такому человеку (и его семье) справиться с трудностями и найти оптимальный жизненный путь.

Годам к трем-четырем опытный психиатр уже может достоверно поставить ребенку диагноз умственной отсталости средней степени, или имбецильности. Такие дети почти не могут овладеть школьными знаниями, но способны научиться обслуживать себя и выполнять несложную домашнюю работу. Родителям очень важно понимать это, чтобы правильно наметить оптимальные цели воспитания. Попытки обучать имбецила грамоте, счету и т. п. нужно предпринимать очень осторожно. Занятия лучше проводить индивидуально. Очень важно следить, чтобы они не вызывали у больного ребенка отрицательных эмоций, являющихся показателем чрезмерности нагрузки. В противном случае это может привести к печальным последствиям.

В качестве примера я хочу привести историю слабоумной девушки Саши шестнадцати лет. Когда мне привели ее на консультацию, больше года находилась она в психиатрической больнице, причем часто ей приходилось связывать руки или давать сильнодействующее лекарство. Эти меры были необходимы, так как у девушки была повышенная агрессивность, направленная, прежде всего, на себя, но и на окружающих тоже. При поступлении в больницу на ее лбу была рапа, которую она нанесла себе сама ногтями и постоянно расцарапывала до крови. Иногда без видимого повода она могла наброситься на кого-нибудь из окружающих людей и ударить. Лекарство, беседы с ней помогали мало. Разговаривая с матерью, очень заботливой интеллигентной женщиной, я выяснил, что у Саши есть старший брат-студент, который всегда прекрасно учился. До 15 лет Саша не была агрессивной. Иногда она была упряма, но, как правило, с ней удавалось договориться. Саша полностью обслуживала себя, научилась мыть посуду, подметать пол. Иногда ее даже отправляли за хлебом в находящуюся в их доме булочную, где ее знали продавцы. Маме удалось вспомнить, как впервые Саша проявила агрессию. Когда девушке исполнилось 15 лет, мать решила научить ее читать и писать. Упорные занятия в течение полутора месяцев дали результат: Саша стала узнавать буквы «А», «Б» и «М», пыталась воспроизводить их на бумаге. Проходили занятия бурно. Бывали и слезы, и уговоры, и обещания конфет за красивую букву, и даже угрозы. Вспоминая это время, мать задним числом отметила, что у Саши нарушился сон, она стала более раздражительной и упрямой. Впервые взрыв агрессии произошел во время одного из ежедневных занятий. После очередной неудачной попытки написать букву Саша неожиданно вскочила, подбежала к брату и ударила его по лицу. После этого она, рыдая, подошла к зеркалу и стала сильно расцарапывать свое лицо. Успокоить ее удалось с трудом. В последующие дни занятия продолжались, а вспышки гнева и агрессии у Саши становились все сильнее. Наконец, однажды родные не смогли справиться с ней и вызвали бригаду специализированной психиатрической «скорой помощи». Так она попала в больницу. Вся семья очень переживала за Сашу. Заботливая мать уговорила заведующую отделением и ежедневно приходила кормить дочку домашним обедом, после чего продолжала учить ее грамоте. Состояние больной было расценено как депрессивное, и ей были назначены соответствующие препараты. Мать прислушалась к нашим рекомендациям и прекратила занятия с дочерью. Через три недели Саша была выписана домой с зажившим лбом, приступы агрессии у нее не повторялись. Через год состояние девушки было удовлетворительным.

К годовалому возрасту специалисту уже может быть окончательно ясно, что ребенок страдает тяжелой степенью умственной отсталости — идиотией. Часто такие дети имеют сопутствующие заболевания внутренних органов, неврологические нарушения, расстройства зрения и слуха. В связи с этим они нередко ограничены в подвижности, не могут овладеть навыками опрятности, страдают недержанием мочи и кала. Таким образом, больные не способны обслужить себя и нуждаются в постоянном уходе.

Они практически не обучаемы. Словарный запас очень скуден, иногда вообще отсутствует. Однако, при адекватном надзоре и руководстве, грамотном постоянном лечении больные иногда способны принимать участие в домашних делах.

Умственно отсталый ребенок — беда, и уж если она пришла, членам семьи нужно сплотиться и поддерживать друг друга. Нужно научиться принимать ребенка таким, какой он есть, стараться создавать комфортные условия для его развития, быть требовательным к нему, но в пределах его возможностей. В противном случае возможно воспитание «в культе болезни», при котором родители, а вслед за ними и ребенок считают, что если малышу не повезло, ему ни в чем не должно быть отказа. При таком воспитании дети становятся эгоистичными, плохо адаптируются и обучаются. При правильном подходе к ребенку близкие очень скоро обретают способность радоваться общению с ним, его пускай даже скромным успехам. Благоприятная обстановка в семье, отсутствие у родителей чрезмерных амбиций способствуют развитию ребенка. Умственно отсталые дети развиваются, хотя их развитие имеет определенный предел и они никогда не смогут догнать своих здоровых сверстников.

doctorkids.ucoz.ru

51. Врожденная и рано приобретенная умственная отсталость, приобретенное слабоумие

Олигофрения (малоумие) — врожденное или рано приобретенное (в первые 3 года жизни) слабоумие, выражается в недоразвитии всей психики, но преимущественно интеллекта.

Этиологические факторы олигофрений в зависимости от времени воздействия принято делить на три основные группы: наследственные, в том числе связанные с повреждением генеративных клеток; внутриутробные, действующие на зародыш и плод; перинатальные и первые 3 года вне утробной жизни;

Клиническая картина Олигофрения относится к обширной группе заболеваний, связанных с нарушением онтогенеза (дизонтогении). Ее рассматривают как аномалию с недоразвитием психики, личности и всего организма больного. Динамика олигофрений связана с возрастным развитием с декомпенсацией или компенсацией состояния, патологическими реакциями под влиянием возрастных кризов и различных экзогенных, в том числе психогенных, факторов. Во многих странах олигофрения объединяется с различными формами рано возникшей деменции и задержками психического развития под обобщающим названием «умственная отсталость».

Несмотря на большое разнообразие клинических форм, олигофрений, свойственны общие признаки психического недоразвития. Во-первых, слабоумие диффузно, «тотально»: страдает не только познавательная деятельность, но и личность в целом. Обнаруживаются признаки недоразвития не только интеллекта и мышления, но и других психических функций (восприятие, память, внимание, речь, моторика, эмоции, воля и т. д.). Во-вторых, наблюдается преимущественное недоразвитие наиболее дифференцированных, онтогенетически молодых функций — мышления и речи при относительной сохранности эволюционно более древних элементарных функций и инстинктов. ритика снижена, мимика недоразвита. В анамнезе больных олигофренией обычно есть задержка физического и психического. Степень задержки развития также коррелирует с глубиной слабоумия. Олигофрения нередко сопровождается пороками развития отдельных органов и систем. Эти пороки иногда настолько типичны, что позволяют поставить диагноз еще до проявления психического недоразвития (например, микроцефалия, болезнь Дауна). Пороки физического развития — различные дисгенезии и дисплазии — чаще наблюдаются при внутриутробном поражении, причем наиболее грубые системные аномалии связаны с более ранними сроками поражения или патологией хромосомного аппарата.

Деменция — приобретённое слабоумие, стойкое снижение познавательной деятельности с утратой в той или иной степени ранее усвоенных знаний и практических навыков и затруднением или невозможностью приобретения новых. В отличие от умственной отсталости(олигофрении), слабоумия врождённого или приобретённого в младенчестве, представляющей собой недоразвитие психики, деменция — это распад психических функций, происходящий в результате поражений мозга, часто — в молодости в результате аддиктивного поведения, а наиболее часто — в старости (сенильная деменция).

52. Определение степени умственной отсталости

Определение степени умственной отсталости производится путем психометрического тестирования и подсчета интеллектуального коэффициента IQ (отношение психического возраста к паспортному).

В соответствии с МКБ-10 ВОЗ, приняты следующие условные пока­затели IQ:

— психическая норма — 100-70;

— легкая степень умственной отсталости — 69—50;

— умеренная (средняя) степень — 49-35;

— тяжелая (резко выраженная) степень — 34-20;

— глубокая степень — 20 и ниже.

МКБ-10 не учитывает качественного своеобразия структуры дефекта и не может рассматриваться как наиболее адекватная при психологической коррекции детей и подростков с умственной отсталостью.

Для оценки всего клинического разнообразия больных недостаточно характеристики только одного интеллектуального функционирования. Симптоматика умственно отсталых богаче. И особенно важно то, что на обучаемости, продуктивности и приспособляемости больных сказывается не только тяжесть интеллектуального дефекта, но и другие нарушения психики. Это в первую очередь касается больных с легкой степенью умственной отсталости, численность которых составляет около 85% всей популяции умственно отсталых. Более того, именно они в подавляющем большинстве случаев становятся предметом заботы разных специалистов. В связи с этим педагог с целью наибольшей эффективности обучения и врач для наилучшей диагностики и лечения, оценивая больного с легкой степенью умственной отсталости, должны учитывать не только неспособность к выработке сложных понятий и обобщений, ограниченность абстрактного мышления, отсутствие пытливости, конкретность, ригидность и подражательность мышления, при неплохой ориентировке в обычной ситуации и удовлетворительной практической осведомленности, но и возможные индивидуальные особенности предпосылок интеллекта и эмоционально-волевых проявлений.

studfiles.net

Врожденная умственная отсталость

-способность себя обслуживать;

-способность к обучению.

Легкая степень умственной отсталости, называемая также дебильностью, характеризуется тем, что больного можно научить обслуживать себя. Он сможет самостоятельно есть, одеваться, усвоить навыки опрятности, пользоваться туалетом. Занимаясь по специальной облегченной программе, он сможет научиться читать, писать, считать, овладеет несложной профессией. В будущем он сможет зарабатывать себе на жизнь, создать семью… Очень важно своевременно — к 6-7 годам — правильно определить форму обучения такого ребенка. Квалифицированно эти вопросы решает специальная медико-педагогическая комиссия. К сожалению, нередко родители не находят в себе мужества, не хотят смириться с заключением специалистов о том, что у их ребенка общее психическое недоразвитие в степени дебильности. Они начинают чрезмерно много заниматься с ним. Больной ребенок не справляется с заданиями, вызывая раздражение, или выполняет их, но это дается ему огромным перенапряжением сил. Между тем родители настаивают на том, чтобы он посещал обычную школу, адаптироваться в которой ему необычайно сложно. Сравнивая свои успехи с успехами сверстников, не справляясь или с трудом справляясь с заданиями, легкими для других учеников, понимая, что родители и учителя ими недовольны, дети с умственной отсталостью очень переживают свою несостоятельность, страдают. В результате у них нередко развиваются невротические расстройства, чреватые нарушениями поведения, агрессивностью.

Многие, читающие эти строки, могут вспомнить свои школьные годы и одноклассника двоечника и второгодника. Вспомните, как относились к нему ребята, каково ему жилось. Как правило, адаптируясь в классе, дети с легкой умственной отсталостью либо становятся агрессивными, драчливыми, пытаясь заставить уважать себя силой, либо соглашаются быть посмешищем и превращаются в классных шутов. И в том, и в другом случае самооценка у них очень низкая. Иногда благодаря усердным занятиям дети с легкой степенью умственной отсталости, особенно имеющие хорошую механическую память (что бывает не так уж редко), плохо, но все же справляются с программой. Получая свои тройки, они переходят во второй, в третий класс… Чем дальше, тем им становится сложнее.

Хронически уставшие, не имеющие настоящих друзей изгои, не оправдавшие надежды родителей и испытывающие в связи с этим чувство вины, с выраженным комплексом неполноценности, эти дети испытывают неимоверные трудности. Невротическая симптоматика при этом усугубляется, часто возникают депрессии, психосоматические расстройства. При обучении во вспомогательной школе этого, как правило, удается избежать. Что заставляет родителей устраивать детям такие стрессы? Прежде всего — страх, который они испытывают перед диагнозом «дебильность», и незнание того, что за этим стоит. В представлении человека, далекого от психиатрии, психологии, педагогики, дебил — это конченый человек, которому нет места в современном обществе. Нередко можно услышать от родителей, да и на страницах печати встречаются неграмотные утверждения, согласно которым, если ребенок умеет, например, вязать или делать простые модельки самолетов, если он помнит наизусть всего «Руслана и Людмилу», то, конечно же, он не дебил. К сожалению, это не так. В этих утверждениях — невежество и неуважение к человеку с легкой умственной отсталостью, который, как я уже говорил, может овладеть определенным ограниченным объемом школьных знаний, профессией, может, будучи взрослым, обеспечивать себя материально, заниматься творчеством (рисовать, петь, танцевать и т. д.), может жениться и иметь детей. Не нужно только требовать от него больше, чем он может, — например, окончить техникум или институт. Опытный психиатр и психотерапевт способны помочь такому человеку (и его семье) справиться с трудностями и найти оптимальный жизненный путь.

В качестве примера я хочу привести историю слабоумной девушки Саши шестнадцати лет. Когда мне привели ее на консультацию, больше года находилась она в психиатрической больнице, причем часто ей приходилось связывать руки или давать сильнодействующее лекарство. Эти меры были необходимы, так как у девушки была повышенная агрессивность, направленная, прежде всего, на себя, но и на окружающих тоже. При поступлении в больницу на ее лбу была рана, которую она нанесла себе сама ногтями и постоянно расцарапывала до крови. Иногда без видимого повода она могла наброситься на кого-нибудь из окружающих людей и ударить. Лекарство, беседы с ней помогали мало. Разговаривая с матерью, очень заботливой интеллигентной женщиной, я выяснил, что у Саши есть старший брат-студент, который всегда прекрасно учился. До 15 лет Саша не была агрессивной. Иногда она была упряма, но, как правило, с ней удавалось договориться. Саша полностью обслуживала себя, научилась мыть посуду, подметать пол. Иногда ее даже отправляли за хлебом в находящуюся в их доме булочную, где ее знали продавцы. Маме удалось вспомнить, как впервые Саша проявила агрессию. Когда девушке исполнилось 15 лет, мать решила научить ее читать и писать. Упорные занятия в течение полутора месяцев дали результат: Саша стала узнавать буквы «А», «Б» и «М», пыталась воспроизводить их на бумаге. Проходили занятия бурно. Бывали и слезы, и уговоры, и обещания конфет за красивую букву, и даже угрозы. Вспоминая это время, мать задним числом отметила, что у Саши нарушился сон, она стала более раздражительной и упрямой. Впервые взрыв агрессии произошел во время одного из ежедневных занятий. После очередной неудачной попытки написать букву Саша неожиданно вскочила, подбежала к брату и ударила его по лицу. После этого она, рыдая, подошла к зеркалу и стала сильно расцарапывать свое лицо. Успокоить ее удалось с трудом. В последующие дни занятия продолжались, а вспышки гнева и агрессии у Саши становились все сильнее. Наконец, однажды родные не смогли справиться с ней и вызвали бригаду специализированной психиатрической «скорой помощи». Так она попала в больницу. Вся семья очень переживала за Сашу. Заботливая мать уговорила заведующую отделением и ежедневно приходила кормить дочку домашним обедом, после чего продолжала учить ее грамоте. Состояние больной было расценено как депрессивное, и ей были назначены соответствующие препараты. Мать прислушалась к нашим рекомендациям и прекратила занятия с дочерью. Через три недели Саша была выписана домой с зажившим лбом, приступы агрессии у нее не повторялись. Через год состояние девушки было удовлетворительным.

Умственная отсталость ребенка — серьезное испытание для всей его семьи. Часто родители пытаются искать причины несчастья, донимают врачей расспросами о том, кто виноват в том, что развитие нарушено. Нередко они предлагают свои версии случившегося и ждут от врача их подтверждения. Например, отец считает, что во всем виновата его жена, которая простудилась во время беременности, одеваясь «по своей глупости недостаточно тепло, но нарядно». Мать считает виноватым мужа, который, во-первых, «иногда крепко выпивает», а во-вторых, «имеет двоюродную тетку, больную эпилепсией». И, наконец, оба родителя часто считают виноватыми во всем акушеров-гинекологов и других врачей, которые якобы что-то недоглядели или что-то сделали не так. Всякое, конечно, бывает. Однозначного ответа на вопрос «кто виноват?», как правило, нет. Да и не нужен он до той поры, пока не встанет вопрос о возможности рождения следующего ребенка. В этом случае и мать, и отец обязательно должны обратиться в генетическую консультацию и обследоваться там. Во всех остальных ситуациях поиски виновного деструктивны. Они отражают чувство собственной вины, попытки облегчить свои переживания. Нередко споры о виновнике могут привести к ухудшению взаимоотношений в семье и даже к ее распаду.

Умственно отсталый ребенок должен постоянно наблюдаться у одного психиатра, хорошо знающего его особенности, его семью, понимающего его возможности. Родителям не следует метаться от одного специалиста к другому, ездить в другие города и страны в поисках чудесного целителя или лекарства. Грамотный психиатр, постоянно наблюдающий ребенка, нужен ему, как правило, значительно больше, чем разовая консультация знаменитости. Психиатр периодически проводит умственно отсталому ребенку курсы лечения, способствующие улучшению его развития, предупреждению сопутствующих невротических реакций. Таким образом, умственно отсталый ребенок может быть горем семьи, ее позором, хронически травмирующим фактором, а может приносить радость, как другие здоровые дети. Все зависит от отношения к нему семьи, правильного понимания задач воспитания и лечения, правильного подхода.

rebenok.com.ua

27. Общее психическое недоразвитие: определение олигофрении, причины возникновения, структура нарушенного развития, клинико-патогенетическая классификация Г.Е.Сухаревой.

Психическое недоразвитие – тотальное недоразвитие всех психических функций. Типичной моделью общего недоразвития является олигофрения, врожденная или рано, до 2,5-3 лет, приобретенная умственная отсталость (интеллектуальная недостаточность).

Понятие «умственная отсталость». Степени олигофрении, их психологическая характеристика.

К нарушениям интеллекта традиционно относят олигофрению, деменцию, задержку психического развития. Понятие «умственная отсталость» является собирательным, к нему принадлежит как олигофрения, так и деменция.

Олигофрения – это стойкое недоразвитие познавательной деятельности, всей личности в целом, вследствие диффузного органического поражения коры головного мозга.

Принято выделять глубокую, тяжелую, умеренную, легкую интеллектуальную недостаточность (умственную отсталость). Это соотносится со степенями умственной отсталости:

Идиотия (глубокая интеллектуальная недостаточность) представляет собой наиболее тяжелую степень оли­гофрении, при которой имеется грубое недоразвитие всех функ­ций. Мышление, по существу, отсутствует. Собственная речь пред­ставлена нечленораздельными звуками либо набором нескольких слов, употребляемых для согласования. В обращенной речи вос­принимается не смысл, а интонация. Элементарные эмоции свя­заны с физиологическими потребностями (насыщением пищей, ощущением тепла и т.д.). Формы выражения эмоций примитив­ны: они проявляются в крике, гримасничанье, двигательном воз­буждении, агрессии и т.д. Все новое часто вызывает страх. Однако при легких степенях идиотии обнаруживаются определенные за­чатки симпатических чувств.

При идиотии отсутствуют навыки самообслуживания, пове­дение ограничивается импульсивными реакциями на внешний раздражитель либо подчинено реализации инстинктивных потреб­ностей.

Имбецильность (умеренная и тяжелая интеллектуальная недостаточность) характеризуется меньшей выраженностью сте­пени слабоумия. Имеются ограниченная способность к накопле­нию некоторого запаса сведений, возможность выделения про­стейших признаков предметов и ситуаций. Нередко доступны понимание и произнесение элементарных фраз, есть простейшие навыки самообслуживания. В эмоциональной сфере помимо сим­патических эмоций обнаруживаются зачатки самооценки, пере­живание обиды, насмешек. При имбецильности возможно обуче­ние элементам чтения, письма, простого порядкового счета, в более легких случаях — овладение элементарными навыками фи­зического труда.

Дебильностъ (легкая интеллектуальная недостаточность) — наиболее легкая по степени и наиболее распро­страненная форма олигофрении. Мышление имеет наглядно-об­разный характер, доступны определенная оценка конкретной си­туации, ориентация в простых практических вопросах. Имеется фразовая речь, иногда неплохая механическая память.

Дети, страдающие олигофренией в степени дебильности, обу­чаемы по адаптированным к их интеллектуальным возможностям программам специальных вспомогательных школ. В пределах этой программы они овладевают навыками чтения, письма, счета, ря­дом знаний об окружающем, получают посильную профессио­нальную ориентацию.

Клинико-патогенетическая классификация Г.Е.Сухаревой.

Клинико-патогенетическая классификация Г. Е. Сухаревой (1965) выделяет следующие формы олигофрении: неосложненные, осложненные и атипичные.

При неосложненной форме олигофрении, чаще связанной с ге­нетической патологией, в клинико-психологической картине де­фекта имеются лишь вышеописанные черты недоразвития в ин­теллектуальной, речевой, сенсорной, моторной, эмоциональной, неврологической и даже соматической сферах.

Помимо неосложненной формы Г. Е. Сухарева выделяет ослож­ненную форму олигофрении, при которой психическое недоразвитие осложнено болезненными (так называемыми энцефалопатическими) симптомами повреждения нервной системы: церебрастеническим, неврозоподобным, психопатоподобным, эпилептиформными, апатико-адинамическими. Осложненные формы чаще имеют натальную (родовые травма и асфиксия) и постнатальную (ин­фекции первых 2 — 3 лет жизни) этиологию. В этих случаях более позднее время поражения мозга является причиной не только недоразвития, но и повреждения систем, находящихся в состоя­нии определенной зрелости. Это проявляется в энцефалопатических расстройствах, отрицательно влияющих на интеллектуаль­ное развитие.

Так, при церебрастеническом синдроме нарушения ра­ботоспособности больного олигофренией резко усугубляются за счет повышенной утомляемости и психической истощаемости. Ре­бенок не может приобрести того запаса знаний, который являет­ся потенциально доступным для возможностей его мышления.

Неврозоподобные синдромы (ранимость, боязливость, склон­ность к страхам, заиканию, тикам) могут резко тормозить актив­ность, инициативу, самостоятельность, общение с окружающи­ми, усугубляют неуверенность в деятельности.

Психопатоподобные расстройства (аффективная возбудимость, расторможенность влечений) грубо дезорганизуют работоспособность, деятельность и поведение в целом. Особенно большое значение для нарушения поведения при олигофрении эти психопатоподобные проявления приобретают в подростковом возрасте, нередко вызывая тяжелые явления школьной и соци­альной дезадаптации.

Эпилептиформные расстройства (судорожные при­падки, так называемые эпилептические эквиваленты), если они наблюдаются часто, не только способствуют ухудшению психи­ческого состояния и интеллектуальной работоспособности ребен­ка, но и являются формальным противопоказанием для его обу­чения в школе. Показанное в этих случаях обучение на дому не компенсирует полностью потерь, связанных с невозможностью полноценного общения со сверстниками.

И наконец, апатико-адинамические расстройства, внося в психическое состояние медлительность, вялость, слабость побуждения к деятельности, наиболее грубо усугубляют умствен­ное недоразвитие.

Атипичные формы олигофрении, по Г.Е.Сухаревой, отличаются тем, что при них эти основные закономерности могут частично нарушаться. Так, например, при олигофрении, обусловленной гидроцефалией, частично нарушается фактор тотальности пора­жения, так как в этом случае отмечается хорошая механическая память. Так, при олиго­френии, обусловленной ранним травматическим поражением моз­га, нарушения памяти будут выражены значительно больше, чем недостаточность других высших психических функций. При лоб­ной же олигофрении на первый план выступает нарушение целе­направленности, превалирующей по своей массивности над не­достаточностью процессов отвлечения и обобщения.

xn--80aaivjfyj3e.com

Олигофрения: подробнее про расстройство

Олигофрения — это врожденная или возникшая в раннем возрасте умственная отсталость. Время появления признаков ослабления интеллекта — это и есть главное отличие олигофрении от деменции. Также относящаяся к интеллектуальной недостаточности деменция развивается преимущественно в пожилом возрасте.

Психиатры XIX века образно называли олигофренов бедняками от рождения, а людей, страдающих деменцией, — бедняками, бывшими когда-то богачами, но растерявшими все состояние. Ранняя деменция, конечно, возможна и до наступления старости, но уж в любом случае не в детстве. Признаки олигофрении же становятся заметны до того, как ребенку исполнится три года.

Что же это за расстройство? В чем причины возникновения слабоумия? Как корректируется олигофрения и возможно ли ее лечение?

Сквозь мутное стекло

Само понятие расшифровывается буквально: ?????? по-гречески значит «небольшой, малый», ???? — «мышление, ум, мысль».

Продолжая образные характеристики, можно вспомнить еще одно меткое сравнение, которое оставила нам в наследство психиатрия прошлого. Василий Алексеевич Гиляровский, психиатр, работавший в Российской империи и позже в Советском Союзе, говорил, что олигофрения заставляет видеть мир как сквозь мутное стекло.

И действительно, в целом олигофрены воспринимают действительность адекватно, однако, увы, таким людям доступны лишь общие контуры, представления и формы, а вот различить нюансы и детали они почти не в силах. И это относится к любой когнитивной деятельности.

Например, олигофренам трудно выявлять сходства и отличия объектов, оценивать ситуацию или явление. Односторонние представления о предметах становятся препятствием на пути к усвоению новых знаний.

Речь при олигофрении основана на самых распространенных конструкциях, штампах, широко применяемых оборотах. Как меняется значение фразы в зависимости от добавления или исключения мелких деталей, такие люди понять не в состоянии. Не улавливают они иронию и сарказм. Эти особенности очень ярко видны, когда олигофрены пытаются истолковать пословицы, поговорки и фигуры речи. Пытаются и чаще всего терпят неудачу, потому что не воспринимают подтекст.

В сфере чувств олигофрен обычно демонстрирует только две крайности: удовольствие и неудовольствие. Таким людям невозможно объяснить моральную и этическую составляющую жизни. Они редко испытывают глубокую привязанность и симпатию.

В поведении олигофрения проявляет себя через такие симптомы, как несдержанность, крайняя непосредственность, отвлекаемость, большая зависимость от чужого влияния. При олигофрении человеку сложно контролировать себя: его непроизвольные хаотичные действия (причмокивание, гримасы) сразу выдают состояние его психики.

Насколько часто сейчас ставят диагноз «олигофрения» и насколько официальная статистика соответствует реальному числу людей, страдающих малоумием? Уровень распространенности патологии оценить довольно непросто. Это связано с разнообразием диагностических подходов, неодинаковым развитием медицины в разных странах и, наконец, с самим отношением общества к людям с психическими отклонениями, с терпимостью к ним.

В целом примерные данные таковы: в развитых странах различные формы олигофрении обнаруживаются примерно у 1,5% населения, подавляющее большинство страдают легкой степенью слабоумия. Интересно, что такое расстройство, как олигофрения, чаще поражает мужчин, чем женщин.

Степени и диагностика

Согласно современному варианту Международной классификации болезней, выделяются четыре степени олигофрении. Кстати, сама олигофрения, строго говоря, не болезнь, более правильно характеризовать ее как стабильное патологическое состояние. Стабильное — значит непрогрессирующее.

Раньше говорили о трех типах расстройства. Дело в том, что постепенно слова «дебильность» (легкая олигофрения) или «имбецильность» (более выраженная) приобрели ярко выраженное оскорбительное звучание, и классификация была пересмотрена.

Стадии олигофрении формально оценивают по показателю IQ.

  • Легкое слабоумие (IQ приблизительно от 50 до 70).
  • Умеренное (IQ 35–50).
  • Тяжелое (IQ 20–35).
  • Глубокое (IQ ниже 20).
  • Если пользоваться устаревшей терминологией, то самая легкая степень расстройства соотносится с дебильностью, имбецильности соответствуют вторая и третья степени современной градации, а наиболее тяжелую форму принято было именовать идиотией.

    Диагностика олигофрении последних степеней возможна практически с первого года жизни: признаки видны невооруженным глазом. Такие дети не узнают членов семьи, слабо реагируют на разного рода раздражители, нелюбознательны, их мимика неактивна.

    Слабая олигофрения у детей поначалу может протекать незаметно. Однако когда ребенок начинает говорить, способов распознать слабоумие становится больше. Лексикон такого ребенка увеличивается очень медленно; при этом из того немногочисленного словарного запаса, которым он располагает, сам он использует слов крайне мало — понимает больше. Произношение крайне неразборчиво и с трудом поддается коррекции. При олигофрении у детей дольше обычного задерживаются в речи грамматические искажения.

    Вообще, можно выделить следующие основные критерии олигофрении, которые учитываются при диагностике. Они включают как психическое состояние, так и особенности внешности и поведения.

    • Невыразительная мимика.
    • Череп неправильной формы.
    • Внушаемость, копирование чужого поведения без какой бы то ни было критической оценки.
    • Апатичность, замедленные движения или, напротив, их хаотичность, импульсивность.
    • Конкретное мышление, неспособность мыслить абстрактно.
    • Невосприимчивость к подсказкам, помощи со стороны.
    • Дефекты речи, скудный словарный запас.

    Причины олигофрении чаще всего носят генетический характер (генетическое заболевание). Также умственную отсталость могут вызвать нарушения при родах, негативные влияния на плод до рождения. Серьезная недоношенность, травма головы, болезнь, поражающая нервную систему, — все это тоже может способствовать развитию слабоумия.

    К причинам олигофрении относятся также недостаточное внимание, педагогическая запущенность, которые так часто характеризуют первые годы жизни детей из неблагополучных семей.

    Можно ли вылечить слабоумие? В случае умственной отсталости следует говорить, к сожалению, не о лечении, а о вспомогательной терапии для коррекции особенно острых ее проявлений. Более важную роль в такой ситуации играют специальное обучение и социальная адаптация. Автор: Евгения Бессонова

    www.grc-eka.ru

    About : admin