30 Май, 2018

Стресс при шизофрении

Депрессии при шизофрении

Исследование депрессий, возникающих при шизофрении, на протяжении многих десятилетий остается актуальной проблемой психиатрической науки и практики. Депрессивные расстройства встречаются при всех формах шизофрении, на любом этапе развития заболевания. По данным различных авторов, частота депрессивных расстройств при шизофрении весьма высока и составляет от 25 до 80%.

Депрессивная симптоматика существенно влияет на социальный прогноз больных шизофренией и на прогноз течения заболевания в целом. Плотичер А.И. в 1962 г. писал, что «практическая актуальность бредовой и галлюцинаторной симптоматики шизофрении, ее способность определять поведение больного, поддаваться регуляции и компенсации — во многом зависят от структуры и степени выраженности аффективных расстройств. во многих случаях клиническая и социальная тяжесть шизофрении как болезни обусловливается в первую очередь изменениями эффективности». По его мнению, все многообразие аффективных расстройств при шизофрении можно уложить в следующие три группы: 1) малодифференцированные расстройства типа различных аффективных автоматизмов, возникающих по механизму психических диссоциаций; 2) более дифференцированные и продуктивные расстройства эффективности типа мелэнхолических, зпзтических, тревожно-фобических и гипертимических состояний; 3) деструктивные дезаффектации. Автор указывал на недостаточную клиническую изученность аффективной патологии при шизофрении и подчеркивал важность дальнейших исследований в этой области.

Однако, несмотря на длительную историю изучения депрессивных расстройств, возникающих в структуре эндогенных процессуальных заболеваний, все еще не выработано единого мнения о механизмах их развития, частоте встречаемости, прогностической значимости, наиболее эффективных терапевтических подходах.

Существуют различные точки зрения на проблему взаимосвязи депрессивных расстройств и шизофрении (вопросы первичности или вторичности этих нарушений, механизмов их развития, синдромального и нозологического взаимоотношения). По мнению одних авторов, особое значение в развитии депрессивной симптоматики у больных шизофренией имеют реактивно-личностные механизмы. Именно реакцией личности на болезнь объясняется развитие тяжелых депрессий у некоторых больных в начальной стадии болезни. Некоторые зарубежные авторы рассматривали депрессии как «реакцию на психотический опыт», «реакцию разочарования, деморализации» — осознание больным собственной измененности, несостоятельности, утраты возможности профессионального роста, круга общения, семейных связей. В рамках реактивного процесса рассматривали депрессию при шизофрении и другие исследователи.

Другие авторы считают, что по мере редукции продуктивной психотической симптоматики под воздействием терапии антипсихотиками выступает на первый план («вскрывается») депрессивная симптоматика эндогенной природы (Авруцкий Г.Я. с соавт., 1974,1976,1988; Knights A. et aL, 1981). Сторонники этой точки зрения рассматривают депрессивные расстройства в качестве «ядерного компонента» шизофрении на различных стадиях течения процесса — как у хронических больных.

Не существует единого мнения по поводу наследственной отягощенности больных шизофренией с депрессиями. Есть указания на наследственную отягощенность аффективными заболеваниями у этой категории пациентов, однако в других исследованиях это положение не находит подтверждения.

Сторонники концепции «нейролептических депрессий» связывают развитие аффективных нарушений с применением антипсихотических препаратов. Результаты ряда исследований подтверждают наличие связи между применением нейролептических препаратов и развитием депрессивной симптоматики. Показано более частое развитие депрессий у больных, принимающих поддерживающую нейролептическую терапию. Выявлены положительные корреляции между длительностью нейролептической терапии, концентрацией галоперидола в плазме крови и выраженностью депрессивной симптоматики, отрицательное влияние вызванной нейролептиками дисфории на качество жизни пациентов. Подчеркивается значение неврологических нежелательных побочных эффектов нейролептической терапии в развитии депрессивной симптоматики: выраженность депрессии связана с наличием и интенсивностью экстрапирамидной симптоматики, акатизией. Приводятся данные о наличии прямой корреляции между выраженностью акатизии и суицидальным риском. В то же время существует большое число работ, в которых приведены прямо противоположные результаты. Так, частота и выраженность депрессий не увеличивается, а наоборот, уменьшается во время проведения нейролептической терапии; депрессивные симптомы у больных, не получавших нейролептической терапии, наблюдаются как минимум не реже, чем у тех, кому назначались эти препараты. He подтверждается и наличие положительной корреляции между величиной дозировки нейролептика и/или концентрацией препарата в плазме крови и наличием/выраженностью снижения настроения.

Особое внимание исследователи уделяют депрессивным состояниям, развивающимся вне психотического эпизода (приступа), однако, несмотря на значительное количество публикаций, до настоящего времени нет однозначной оценки клинической сущности и происхождения этих аффективных нарушений. Был предложен целый ряд терминов для обозначения депрессий, возникающих у больных шизофренией после купирования острого психотического состояния: «постремиссионный синдром истощения» (Heinrick К., 1969), «вторичная депрессия при шизофрении», «эндогенная шизофреническая депрессия» (Kielholz Р., 1973), «постшизофреническая депрессия», «постпсихотическая депрессия» (McGlashan Т.Н. et aL, 1976), «вскрывающаяся депрессия» (Knights А. etal., 1981) и другое. В Международной Классификации Болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) вводится рубрика «постшизофреническая депрессия» (F20.4), в диагностических указаниях к которой подчеркивается неясность генеза и повышенный суицидальных риск при таких состояниях (МКБ-10).

Широко обсуждается взаимосвязь депрессивной симптоматики и негативных симптомов при шизофрении. Указывается на возможное внешнее сходство этих состояний, высокую вероятность гипердиагностики дефицитарных состояний за счет атпичных депрессий, взаимное «перекрывание» за счет таких симптомов как ангедония, отсутствие энергии, бездеятельность, социальная отгороженность. Подчеркивается значение тонкой психопатологической дифференци-ровки наблюдаемых у больного расстройств, важность выявления характерных именно для депрессий симптомов — чувства безнадежности, безъисходности, беспомощности, ощущения собственной бесполезности и малоценности, идей самообвинения, суицидальных мыслей. Особое внимание уделяется необходимости использовать адекватные инструменты для оценки имеющихся у больных психопатологических нарушений, т.к. очень часто взаимное перекрывание негативной, экстрапирамидной и депрессивной симптоматики существенно затрудняет правильную диагностику и выбор оптимальной терапевтической тактики.

Целый ряд исследований посвящен проблеме выбора психометрических шкал, которые позволяли бы оценивать именно аффективную составляющую психопатологических нарушений у больных шизофренией. Показано, что сопутствующая соматическая и/или неврологическая патология весьма существенно влияет на результаты оценки состояния больных. Неоднократно предпринимались попытки минимизации такого нежелательного влияния коморбидной патологии путем выделения тех пунктов психометрических шкал, которые не связаны с физическим состоянием пациента. Так, с использованием метода факторного анализа для шкалы депрессии Гамильтона были выделены 4 пункта (депрессивное настроение, чувство вины, суицидальные намерения, психическая тревога), оценка по которым не включает соматических симптомов; подтверждена пригодность этой краткой шкалы для оценки депрессивных расстройств у больных шизофренией. Подобные исследования проводились и для других шкал оценки психического статуса. Для повышения адекватности оценки состояния пожилых больных изучались результаты применения короткой психиатрической оценочной шкалы у пациентов старше 65 лет. Путем статистического анализа были показано, что суммарный балл по субшкале депрессии BPRS (пункты сниженное настроение, чувство вины, тревога) не подвержен влиянию сопутствующей соматической патологии, что позволяет использовать этот показатель при оценке состояния пожилых больных и пациентов с коморбидной патологией. Однако результаты дальнейших исследований продемонстрировали, что имеющиеся многочисленные шкалы для оценки депрессий не позволяют с высокой надежностью разделять депрессивную и негативную симптоматику у больных шизофренией, что весьма затрудняет анализ и сравнение полученных разными авторами данных.

В этой связи особое внимание было уделено вопросу точной дифференциации депрессивной, негативной и неврологической симптоматики при стандартизированной оценке больных шизофренией с аффективными нарушениями. В результате длительной работы была создана и прошла валидизацию шкала Калгари оценки депрессии — CDS. Эта шкала отличается высокой чувствительностью и позволяет точно оценивать именно аффективную составляющую имеющихся у больных шизофренией нарушений. Путем статистического анализа сравнительной оценки результатов применения различных оценочных шкал у больших групп больных шизофренией было показано, что с высокой чувствительностью и специфичностью суммарный балл «6» и более по шкале Калгари оценки депрессии соответствует наличию большого депрессивного эпизода; при этом возможная негативная и/или неврологическая симптоматика не влияет на полученный результат. В настоящее время именно шкала Калгари оценки депрессии — CDS, — признана наиболее адекватной шкалой для оценки депрессивных расстройств у больных шизофренией.

Помимо негативной и неврологической (лекарственный паркинсонизм, акатизия), выраженность депрессивной симптоматики при шизофрении коррелирует с выраженностью позитивных синдромов. Результаты многих исследований указывают на максимальное значение именно этой взаимосвязи как у впервые заболевших, так и при длительном течении болезни.

При изучении тендерного аспекта проблемы депрессивных расстройств у больных шизофренией при анализе доступной литературы были найдены достаточно противоречивые данные. В ряде работ не обнаружено статистически значимого влияния пола пациентов на частоту и выраженность аффективных нарушений . В других публикациях сообщается о большей частоте и выраженности депрессивных нарушений среди страдающих шизофренией женщин. Сходные результаты получены при сплошном обследовании страдающих шизофренией (Жариков Н.М., 1969). Выявлено преобладание синдромов, включающих депрессивную симптоматику, среди больных женского пола. Показано, что эта закономерность сохраняется на всем протяжении заболевания — на начальных этапах болезни, в структуре острого приступа, в межприступном периоде.

Нет единого мнения и в отношении распространенности депрессий у больных шизофренией с разной длительностью заболевания, в т.ч. после первого приступа и перенесших несколько психотических эпизодов.

Существуют указания на более частое возникновение депрессивной симптоматики у больных во время и в течение года после первого приступа шизофрении, подчеркивается особенно высокий суицидальный риск среди этой категории пациентов (при сравнении с когортой больных, перенесших несколько психотических приступов). Авторы приводят данные о том, что в этих случаях депрессивная симптоматика часто остается нераспознанной, сохраняется в течение длительного времени. Обсуждается важность применения адекватных методов оценки состояния больных, что позволит своевременно диагностировать и лечить аффективные нарушения. Жариков Н.М. проводит более глубокий психопатологический анализ имеющихся у больных нарушений (1972). На основании результатов эпидемиологического исследования делается вывод о том, что острые приступы, включающие депрессивную и бредовую симптоматику, возникают преимущественно в первые годы заболевания; по мере течения болезни нарастает число приступов с депрессиями, галлюцинациями и псевдогаллюцинациями. Сторонники другой точки зрения приводят данные, свидетельствующие о примерно равной частоте выраженной депрессивной симптоматики у больных шизофренией во время и после первого приступа и у перенесших несколько психотических эпизодов.

Многие исследования посвящены проблеме прогностической значимости наличия и выраженности депрессивной симптоматики у больных шизофрений на разных стадиях течения эндогенного заболевания. По мнению ряда авторов, наличие отчетливой депрессии у больных шизофренией свидетельствует о повышенном риске суицида. Присутствие депрессивных проявлений отражает плохой прогноз заболевания в целом, коррелирует с более частыми повторными госпитализациями и худшими показателями социального функционирования больных на этапе становления и стабилизации ремиссии. Подобные закономерности определяются и в отношении субсиндромальных депрессивных расстройств у больных вне обострения психоза (Judd LL et aL, 1994; Broadhead W.E. et aL, 1990; Johnson J. et aL, 1992; Wells K.B. et al., 1989). Кроме того, нередко появлений или усиление депрессии предшествует развитию первого острого психотического приступа (Johnson D.A.W., 1988; Herz M.I. et al., 1980; Docherty J.P. etal., 1978; Donlon P.T. etal., 1973), свидетельствует о приближающемся обострении эндогенного заболевания. Показано, что внимательное наблюдение за состоянием больного, адекватная диагностика усиливающихся аффективных нарушений и раннее вмешательство при первых признаках рецидива существенно улучшает исход заболевания (Johnstone Е.С. et al., 1984). Очень часто выраженная депрессивная симптоматика отмечается при остром приступе эндогенного заболевания, около половины больных шизофрений (42% госпитализированных и 48% амбулаторных) обнаруживают симптомы депрессии средней или сильной степени выраженности (Markou Р., 1996). Подчеркивается особая опасность сочетания выраженной психотической и депрессивной симптоматики в структуре экзацербации процесса — именно такие больные чаще всего совершают суицид. Шумский Н.Г. (1998) подчеркивает повышенный суицидальный риск больных с параноидной депрессией: при этих состояниях возникшие бредовые идеи обычно выступают на первый план и тем самым привлекают главное внимание психиатров, в то время как депрессивные расстройства чаще недооцениваются. Одновременно существуют исследования, убедительно показывающие, что наличие выраженной депрессивной симптоматики не является предиктором худшего прогноза у больных шизофренией, особенно если снижение настроения отмечается на этапе становления ремиссии. Такие же данные приводятся и в отношении депрессий, наблюдавшихся в дебюте заболевания — результаты проспективных исследований показали, что наличие сниженного аффекта не связано с худшим прогнозом. Более того, наличие в структуре острого психоза аффективных расстройств, в том числе депрессивного полюса, является признаком благоприятного прогноза у пациентов, заболевших в юношеском возрасте (Бархатова А.Н., 2005). Жариков Н.М. (1969) на основании результатов широкого эпидемиологического исследования делает вывод о том, что «наличие аффективной симптоматики в любой психопатологической структуре синдрома во много раз сокращало продолжительность его течения».

Большое внимание уделяется вопросу лечения депрессивных расстройств у больных шизофренией. Ниже приведены данные о подходах к терапии этой категории пациентов в разные периоды заболевания (острый приступ, состояние после купирования обострения).

В работе Тарр А. с соавторами (2001) проанализированы клиническая картина и результаты лечения 104 больных шизофренией с депрессивной симптоматикой в структуре острого приступа, причем до включения в исследование больные не получали нейролептической терапии. Выявлено, что в начале наблюдения у трети больных выраженность депрессивной симптоматики соответствовала критериям большого депрессивного эпизода (суммарный балл по шкале HDRS свыше 16). После 4-х недель нейролептической терапии отмечено значительное улучшение состояния больных, при этом редукция депрессивной симптоматики достоверно коррелировала с редукцией баллов по позитивной и негативной субшкалам BPRS. Авторы делают вывод, что депрессивная симптоматика при шизофрении является неотъемлемой составной частью болезненного процесса, во всяком случае в период обострения. При лечении нейролептиками прекращались суицидальные мысли и тенденции, уменьшалась (вплоть до полной редукции) депрессивная симптоматика. К сожалению, в данной публикации не указаны антипсихотические препараты, применявшиеся для купирования острого приступа шизофрении, авторы лишь указывают на перспективность изучения роли новых антипсихотических средств в такой клинической ситуации.

Противоречивы данные относительно возможности применения сочетания антипсихотиков с антидепрессантами при лечении больных шизофренией с выраженной депрессивной симптоматикой во время приступа. Результаты некоторых исследований указывают на эффективность и безопасность такой терапии (Портнов В.В., 2007; Mazeh D. et aL, 2004). Однако большинство авторов указывают на низкую эффективность комбинации «антипсихотик + антидепрессант» при купировании депрессии в структуре экзацербации шизофрении, и подчеркивают опасность пролонгации обострения (Becker R.E., 1983). В работе Kramer M.S. с соавторами (1989) анализируются результаты двойного слепого плацебо-контролируемого исследования адъювантной терапии антидепрессантами у больных шизофренией с выраженной депрессивной симптоматикой в структуре острого приступа (балл по шкале HDRS при включении в исследование у всех больных превышал 17). Все пациенты получали галоперидол в качестве антипсихотического средства, при необходимости коррекции экстрапирамидных побочных явлений назначался бензтропин. Больные были рандо-мизированы на 3 группы — в первой дополнительно назначался антидепрессант амитриптилин, во второй — дезипрамин, в третьей — плацебо. При проведении психометрической оценки спустя 4 недели комбинированного лечения у больных, получавших адъювантную терапию антидепрессантами (амитриптилином или дезипрамином), отмечались большая выраженность нарушений по пунктам «галлюцинаторное поведение» и «нарушения мышления». На основании полученных данных сделан вывод о том, что дополнительное присоединение к антипсихотической терапии антидепрессантов при лечении депрессивных проявлений у больных с обострением шизофрении противопоказано. Подчеркивается, что присоединение антидепрессантов препятствует улучшению состояния у данной категории пациентов.

В последние годы большое внимание уделяется терапевтическим возможностям новых антипсихотических препаратов — атипичным антипсихотикам. Сообщается о высокой эффективности атипичных антипсихотиков при купировании депрессивной симптоматики в рамках обострения шизофрении (BeasleyCM., 1997; Tollefson G.D. et al., 1998,1997), подчеркивается лучшая по сравнению с традиционными нейролептиками переносимость и безопасность применения.

Была проанализированы результаты исследований, посвященных вопросам терапии депрессивных нарушений у больных шизофренией после купирования острого приступа.

В двойном слепом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании оценивалась эффективность и безопасность комбинированной терапии амитриптилином и перфеназином по сравнению с монотерапией перфенази-ном у амбулаторных больных шизофренией с депрессивной симптоматикой. Результаты показали, что по истечении четырех месяцев наблюдения комбинированная терапия амитриптилином и перфеназином более эффективна в отношении редукции симптомов депрессии, но нарушения мышления полнее редуцируются при монотерапии перфеназином (Prusoff В.А. et al., 1979).

Изучались результаты длительной поддерживающей терапии антипсихоти-ками в сочетании с трициклическими антидепрессантами у больных шизофренией с развившейся после купирования острого психотического приступа депрессивной симптоматикой. Показано, что такая поддерживающая терапия эффективно предотвращает развитие повторных обострений шизофрении и не вызывает значимых нежелательных явлений, особое внимание уделяется необходимости длительного применения сочетания антипсихотиков и антидепрессантов.

В опубликованных результатах мета-анализа семи исследований подтверждается, что после купирования острой психотической симптоматики присоединение трициклических антидепрессантов к нейролептической терапии существенно улучшает состояние больных шизофренией с депрессивной симптоматикой. Подчеркивается, чтотрициклические антидепрессанты эффективны только в отношении снижения настроения, но не улучшают состояния больных с негативной симптоматикой или «отсутствием энергии». Особое внимание обращено на возможность развития нежелательного лекарственного взаимодействия препаратов двух психофармакологических групп, усиления побочных эффектов. Упоминается об обнадеживающих результатах применения антидепрессантов нетрициклической структуры у этой категории пациентов. Автор подчеркивает важность продолжения исследований в этой области, т.к., по его мнению, больные шизофренией с депрессивной симптоматикой зачастую не получают адекватного лечения (Plasky Р., 1991).

Результаты контролируемых исследований показывают эффективность и безопасность добавления антидепрессантов группы обратного захвата серо-тонина к поддерживающей противорецидивной терапии антипсихотиками у страдающих шизофренией больных с депрессивными симптомами (Mulholland С. et al., 2003, 1997).

Обнадеживающие результаты получены при применении атипичных антипсихотиков у больных шизофренией с депрессивной симптоматикой. Сообщается о высокой эффективности и хорошей переносимости монотерапии оланзапином и рисперидоном больных с постпсихотическими депрессиями. Показана эффективность и хорошая переносимость кветиапина в сравнении с галоперидолом при лечении больных с частичной редукцией психотической симптоматики и депрессией. Особое внимание привлекает клозапин, длительное применение которого снижает выраженность депрессивной симптоматики и уменьшает риск суицидов у страдающих шизофренией пациентов.

Несмотря на большое количество работ, посвященных вопросам терапии депрессивных расстройств у больных шизофрений после купирования острого приступа, в опубликованных результатах проведенных мета-анализов литературных источников указывается на недостаточную доказательную базу многих исследований, связанную с малым числом больных в исследуемых выборках, использованием неадекватных методов оценки состояния пациентов, недостаточной длительностью периода наблюдения. Авторы подчеркивают важность рассматриваемой проблемы, и указывают на необходимость устранения перечисленных выше недостатков при проведении дальнейших исследований.

В ряде публикаций обсуждается возможность психотерапевтического вмешательства у больных шизофренией с депрессиями. Приводятся данные об эффективности когнитивной терапии в таких клинических ситуациях. Подчеркивается, что фокус психотерапевтического вмешательства должен быть направлен не на симптомы собственно депрессии — лучший результат удается достичь в тех случаях, когда врач оказывает больному помощь в принятии возникшей у него болезни, адаптирует пациента к изменившейся жизненной ситуации.

Таким образом, депрессии при шизофрении представляют важное клиническое явление. Однако до настоящего времени не существует единого мнения относительно их места, клинической оценки, терапии, прогностической значимости.

psyera.ru

Постшизофреническая депрессия

Трудно понять почему, но обычно люди думают, что шизофреники возбуждены и находятся в состоянии прилива энергии, который заставляет их совершать странные поступки. На самом деле при шизофрении аффект снижается, а не увеличивается. Маниакальность поведения говорила бы про шизоаффективное расстройство. Но встречается такое редко.

Аспекты постшизофренической депрессии

Это ещё Высоцкий отмечал, что настоящих буйных мало. Депрессия при шизофрении может рассматриваться в двух аспектах.

  1. У больного какая-то форма шизофрении из блока F20, и при этом прослеживаются факторы депрессии.
  2. Больной страдает шизоаффективным расстройством, а в настоящий момент происходит манифестация депрессивного эпизода. Конечно, «депрессивная шизофрения» — это просто разговорный термин, но суть ситуации он передаёт.

Принципиальной разницы с точки зрения анализа текущего состояния нет. Дифференцирование нужно в основном для прогнозирования возможного маниакального эпизода. Само же диагностирование депрессии проводится по обычным критериям расстройства настроения.

Можно подумать, что проблема депрессии при шизофрении незначительная, но она создаёт ряд отягчающих факторов. Депрессия в таком случае может привести к:

  • попытке суицида;
  • распитию спиртных напитков или употреблению наркотиков.

Не обязательно, что это взаимосвязано, но и алкоголизм сам по себе создаст массу проблем.

Наибольшую же озабоченность вызывает то, что некоторые симптомы шизофрении часто неотличимы от депрессии. Пациенты с депрессией склонны к самоизоляции, мрачному взгляду на мир и себя. Подробную информацию о проблеме можно найти в соответствующем разделе сайта. Шизофрения создаёт точно такое же изменение психики. Конечно, её симптоматика намного богаче и острее, но понять это быстро удаётся не во всех случаях. Шизофреник может умело скрывать свои переживания. Наличие шизофрении рано или поздно себя покажет, но какое-то время можно думать, что у пациента просто депрессия.

Постшизофреническая депрессия

Депрессия является спутницей шизофрении ещё после окончания эпизода, если таковое произошло. Это относится к 25% случаев. После того, как прекращается, само по себе или в результате терапии, манифестирование — начинается период глубокой печали и тоски. Сложность в том, что человек постоянно получает подтверждение своей неполноценности. У него могут быть сложности в любовных отношениях. Он встречает трудности с работой. Если кто-то узнаёт о том, что он на учёте, то снижается и вероятность совершения сделок.

Причины постшизофренической депрессии, скорее всего, комплексные. Это само наличие психического расстройства, отношение к больным в социуме, ограничения в возможности занимать какие-то должности, изменения в когнитивности и эффект от употребления антипсихотиков.

Депрессия при шизофрении симптомы имеет такие же, но именно депрессивные во время эпизода нет никакого смысла выявлять. Обычная депрессия заставит пациента сказать «что же это за ерунда, будто бы меня кто-то проклял». А при шизофрении больные бредят и сказать могут всё, что угодно. Они знают о том, что это за проклятье, «видели» колдунов и то, как пришёл чёрный человек, созданный ими, который и вселился внутрь. Но систематизировать всё это нет смысла.

Ипохондрический бред может выразиться словами о сгнившем мозге и будет мало отличим от других ипохондрических типов бреда. Наличие шизофрении в таком случае выявляется по совокупности критериев различных синдромов.

Антидепрессанты при шизофрении назначают, но делают это с учётом приёма нейролептиков. Иногда такое сочетание называют «комбинационным партнёрством». В некоторых случаях необходимость назначения антидепрессантов становится поводом для выбора какого-то особого антипсихотика. Примером таких является Арипипразол, относящийся к атипичным антипсихотикам. Однако его употребление может приводить к суицидным мыслям или появлению симптомов поздней дискинезии.

Употребление этого и подобных препаратов, как и отмена, связаны с определёнными рисками. Многие врачи стараются придерживаться схемы монотерапии и используют в основном проверенные временем нейролептики. В некоторых случаях применяются два нейролептика совместно. Обычно это типичный и атипичный антипсихотик.

В подавляющем большинстве случаев во время манифистерования на депрессию никто внимания не обращает, а симптомы становятся проблемой уже после прекращения эпизода.

Про это не принято говорить, но течение депрессии после эпизода чаще всего лечению не поддаётся. Установить же степень воздействия антидепрессанта не получается из-за необходимости употребления нейролептиков. Из нефармакологических методов применяют электросудорожную терапию и растормаживание с использованием закиси азота. Однако необходимым всё это становится лишь в серьёзных случаях, когда какие-то остаточные признаки шизофрении сохраняются, но затяжными являются симптомы большого депрессивного расстройства.

psycholekar.ru

Причины шизофрении до конца не известны. Однако, похоже, что шизофрения обычно возникает в результате сложного взаимодействия между генетическими и экологическими факторами.

Генетические причины шизофрении.

Шизофрения имеет сильный наследственный компонент. Люди с первой степени родства (родителей или брата), которые имеют шизофрению, подвержены 10-процентному шансу развития расстройства, в отличие от 1-процентного шанса всего населения в целом.

Но только ли шизофрения зависит от генетики, не определено. Хотя шизофрения передается по наследству, около 60% больных шизофренией не имеют родственников с таким заболеванием. Кроме того, у людей, которые генетически предрасположены к шизофрении, не всегда развивается заболевание, которое показывает, что биология это не всегда судьба иметь такое заболевание.

Экологические причины шизофрении.

Исследования показывают, что унаследованные гены делают человека уязвимым к шизофрении и экологические факторы действуют на эту уязвимость, чтобы вызвать расстройство.

Что касается экологических факторов, то все больше и больше исследований, указывают на стресс, либо во время беременности или на более поздней стадии развития. Высокий уровень стресса, как полагают, который вызывает шизофрению, получает человек при увеличении производства организмом гормона кортизола.

Исследование указывает на несколько стрессовых факторов окружающей среды, которые могут быть вовлечены в шизофрению, в том числе:

-Пренатальное воздействие вирусных инфекций.

-Низкий уровень кислорода во время родов (от длительного труда или преждевременные роды).

-Воздействие вируса в младенчестве.

-Ранее отделение от родителя или его потеря.

-Физическое или сексуальное насилие в детстве.

-Аномальное строение мозга.

В дополнение к ненормальному строению мозга, нарушения в структуре мозга, может также играть роль при шизофрении. Расширенные желудочки мозга наблюдаются у некоторых шизофреников, что указывает на дефицит в объеме ткани головного мозга. Существует также свидетельство аномально низкой активности в лобной доле, области мозга, ответственные за планирование, обоснование и принятие решений.

Некоторые исследования также показывают, что аномалии в височных долях, гиппокампы и миндалины связаны с позитивными симптомами шизофрении. Но, несмотря на свидетельства нарушений мозга, маловероятно, что шизофрения является результатом какой-либо одной проблемы в одной области мозга.

Когда признаки и симптомы шизофрении, игнорируются или неправильно лечатся, последствия могут быть разрушительными, как для человека с расстройством, так и для окружающих его или ее. Некоторые из возможных последствий шизофрении являются:

-Проблемы в отношениях. Отношения страдают, потому что люди с шизофренией часто начинают изолировать себя. Паранойя может появиться у человека с шизофренией, он с подозрением относится к друзьям и семье.

-Нарушение нормальной повседневной деятельности. Шизофрения приводит к значительным сбоям в ежедневном функционировании. Происходит это и из-за социальных трудностей, и из-за повседневно возникающих задач, которые выполнить становится все труднее, если вообще возможно сделать. Бред шизофреника-человека, галлюцинации и неорганизованные мысли, обычно мешают ему или ей делать нормальные вещи, такие как купание, еда, прогулки.

-Алкоголизм и наркомания. Люди с шизофренией часто имеют проблемы с алкоголем или наркотиками, которые пытаются использовать в попытках заниматься самолечением, или облегчить симптомы. Кроме того, они могут быть также заядлым курильщиком, осложняющим ситуацию, так как сигаретный дым может повлиять на эффективность лекарств, предписанных для лечения расстройства.

-Повышенный риск самоубийства. Люди с шизофренией имеют высокий риск попыток самоубийства. К любому суицидальному разговору, угрозе или жестам следует относиться очень серьезно. Люди с шизофренией особенно склонны к совершению самоубийств во время психотических эпизодов, в периоды депрессии, и в первые шесть месяцев после того, как они начали лечение.

Надежда на излечение шизофрении.

Варианты для лечения шизофрении много, и перспективы для лечения расстройства продолжает улучшаться. Благодаря лекарствам, лечение и сильная поддержка окружающих, многие люди с шизофренией в состоянии контролировать свои симптомы, имеют возможность получить большую независимость и жить полноценной жизнью.

Если вы видите, что кто-то рядом с вами есть с проблемой шизофрении, вы можете определить это различие, постарайтесь показать ему свою любовь и поддержку, оказать помощь этому лицу, помочь правильно обследоваться и лечить.

Не пренебрегайте медицинской помощью, консультируйтесь с вашим врачом или другим квалифицированным врачом. Не откладывайте обращение на том основании, что вы о шизофрении читали в Интернете.

dupelbiz.com

депрессия при шизофрении

Популярные статьи на тему: депрессия при шизофрении

Как известно, современной мировой психиатрии в настоящее время приходится решать целый ряд серьезных проблем. Одной из них является терапевтическая резистентность при шизофрении.

Шизофрения – тяжелое психическое расстройство, которое характеризуется серьезными искажениями мышления, восприятия и неадекватными эмоциями и приводит к высокому уровню инвалидности.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в настоящее время у более 110 млн (3-6%) человек в мире выявлены те или иные клинически значимые проявления депрессии. В общей популяции депрессивные расстройства встречаются в 5-17% случаев, причем.

В настоящее время в терапии шизофрении и других психотических расстройств достаточно широко используется комбинированное назначение (полипрагмазия) антипсихотических препаратов. По всей видимости, такая лекарственная тактика существует с момента.

Еще в середине прошлого столетия для лечения депрессивных состояний назначали препараты железа и витамины как общеукрепляющие средства, широко использовали в качестве успокоительных сульфат магния, валериану, пустырник, а при тяжелой.

Понятие аутизма было впервые введено в 1943 г., а в 1971 г. это заболевание было окончательно отделено от шизофрении. В дальнейшем была доказана генетическая природа аутизма.

Как и в других областях клинической науки, знания об антипсихотических препаратах являются результатом как счастливых находок, так и кропотливых научных исследований. Эффективность хлорпромазина, синтезированного в качестве антигистаминного препарата.

ХХI век – время стрессов и перегрузок, преимущественно психических, вследствие этого распространенность психических расстройств в популяции составляет 32,7%.

Проблема астенических состояний как клиническом, так и терапевтическом аспекте является одной из самых фундаментальных в психиатрии.

Вопросы и ответы по: депрессия при шизофрении

Новости на тему: депрессия при шизофрении

Сероквел ХР, антипсихотический препарат, утвержденный для лечения шизофрении и биполярных расстройств, может также снимать тревогу и беспокойство, сообщают ученые

Ученые обнаружили связь между аутизмом у детей и психическими заболеваниями у их родителей. Они предполагают, что среди таких родителей в два раза чаще встречаются душевнобольные дети. Исследователи из Университета в Северной Каролине, США обследовали 30000 детей и обнаружили, что вероятность развития аутизма у детей значительно больше, если их родители болеют шизофренией, страдают от депрессии или от других психических расстройств.

Несмотря на открытие факта, что омега-3 жирные кислоты (ЖК) уменьшают выраженность симптомов депрессии, еще нет достаточного числа доказательств, что этой пищевой добавкой можно лечить людей с биполярным расстройством

20-летний американец получит неплохой стартовый капитал для начала взрослой жизни. Суд постановил что компания, производитель лекарства для лечения аутизма, должна выплатить ему 2,5 миллиона долларов США за необычный побочный эффект препарата.

Ведущие специалисты в области психического здоровья предупреждают, что одним из самых существенных последствий климатических изменений на планете будет рост психических заболевания. Впрочем, вряд ли этому вопросу будет уделено должное внимание на конференции ООН по изменению климата в Копенгагене.

Нарушение синапсов – первичная причина заболеваний нервной системы. Американские ученые показали, что нейтрализация процесса распада нейронных связей позволяет усилить активность и укрепить функционирование мозга больных, страдающих болезнью Альцгеймера

www.health-ua.org

Диатез-стресс модель при расстройствах шизофренического спектра: факторы индивидуальной уязвимости и факторы семейного неблагополучия.

Шизофрения – это хроническое психическое эндогенное прогредиентное заболевание, возникающее, как правило, в молодом возрасте. Болезнь часто протекает в виде длительных приступов, приводит к дефекту с более или менее выраженными изменениями личности и мышления больного.

· Когнитивные нарушения / эмоционально-личностные нарушения.

I. Биологические теории (они же факторы) возникновения шизофрении:

Ø Биохимические теории. Дофаминовая теория. Существует связь между особенностями обмена дофамина на мозговом уровне и патологии поведения, характерной для шизофрении; при шизофрении повышается активность дофаминовой системы, усиливается дофаминовая нейротрансмиссия и повышается чувствительность дофаминовых рецепторов. Рецепторно-нейрохимические теории. Включают серотониновую гипотезу (недостаточность серотониновой нейротрансмиссии), норадренергическую гипотезу (дегенерация норадренергических нейронов).

Ø Аутоинтоксикационная теория. У больных шизофренией обнаружены особые белковые токсические субстанции, которые подавляют нейрональную активность клеток мозговой ткани и нарушают интегративные формы поведения различных животных и человека.

Ø Наследственная. Считается, что шизофрения передается по наследству от больных родителей. Если больны оба родителя, вероятность заболеть у ребенка – 68.1%, если один из родителей – 16.4 %.

Ø Гипотеза нарушения развития мозга. Мозговая патология выражается не в грубых морфологических изменениях, а в незрелости определенных клеточных систем.

II. Психологические факторы (теории):

1) Психоанализ. Указывается, что причиной расстройств шизофренического спектра является фисация на самых ранних стадиях развития (например, в теории Кляйн – шизо-параноидная позиция). Конкретные точки зрения:

§ Фрейд: шизофрения – это регресс до стадии первичного нарциссизма, это полное дезинтеграция Эго.

§ Малер: нет отделения от матери в процессе развития, во взрослом состоянии человек постоянно чувствует небезопасность.

§ Федерн: на ранней стадии развития больной не смог достигнуть дифференциации между собой и окружающей средой.

Современные психоаналитические теории указывают, что конкретные психопатологические симптомы, возникающие при шизофрении, имеют символическое и компенсаторно-защитное значение. Примеры:

ü Галлюцинации: заменяют для больного способность справиться с объективной реальностью и выражают его внутренние желания и страхи.

ü Бред: является регрессивной, реститутивной (возместительной) попыткой создать новую реальность или же выразить потаенные страхи или импульсы.

ü Кататония: избавляет больного от поиска объекта в символическом плане.

ü Аутизм: избегание потенциальных травм, возврат к первичному нарциссизму.

ü Фантазии о конце света: в восприятии больного рушиться внутренний мир.

2) Когнитивно-бихевиоральный подход.

o Поведенческий подход. Выученность! Дети усваивают иррациональные способы поведения и дисфункциональное мышление, подражая своим родителям, у которых наблюдались эмоционально-личностные проблемы. Из этого вытекают различного рода дефициты социальных навыков.

o Когнитивный подход. Собственно с теоретической точки зрения никакого подхода нет: когнитивщики в качестве факторов возникновения шизофрении видят семейные факторы и поведенческие. Суть: есть дисфункциональные схемы и автоматические мысли, присущие данным больным и с этими схемами и мыслями нужно работать методами КТ. Психотерапия проводиться после снятия острой симптоматики и включает тренинг когнитивных функций, тренинг социального поведения и т.д.

3) Экзистенциализм. Самые крайние формулировки на противоположном относительно медицинской модели конце спектра рассматривают психозы как фундаментальные проблемы жизни или различные способы бытия в мире. Можно упомянуть здесь феноменологию, экзистенциальный анализ и Dasein-анализ (Dasein — здесь в переводе с нем.: бытие: человеческое бытие Термин М Хайдеггера. — Прим ред.) Но наиболее интересной и многообещающей представляется третья категория психологических теорий психотических процессов, к которой относятся подходы, подчеркивающие их позитивное значение. Во многих необычных состояниях сознания, которые традиционно считаются психотическими и потому указывают якобы на серьезные ментальные заболевания, эти теории усматривают радикальные попытки разрешения проблем. Будучи правильно поняты и поддержаны, они могут перейти в психосоматическое излечение, личностную трансформацию и эволюцию сознания.

Семейные факторы. Большое внимание (вне зависимости от теоретической ориентации) уделяется следующим факторам:

· Шизофреногенные родители. Это идет из психоанализа. Шизофреногенная мать – это холодная, доминирующая и не заинтересованная в потребностях ребенка мать. Дюбор и Бержере:

— Гиперопекающая мать не позволяет ребенку достичь регистра желания, постоянно присутствуя и предвосхищая малейшие желания, делая их таким образом несуществующими.

— Отсутствующая мать не дает возможности ребенку связать мучительное ожидание с репрезентациями желаемого объекта.

· Деструктивное отношение со стороны родителей. Изучались семьи, где росли дети-шизофреники. Гипотезы: гневные и жестокие эмоциональные реакции, а также эмоциональные нарушения есть фактор формирования шизофрении. НО это не факт, ибо такие особенности могут формироваться у родителей как реакция на болезнь ребенка (а сама болезнь имеет иные причины). Это имеет отношение и к первому фактору.

· Плохая коммуникация. В 1959 г. Грегори Бейтсон ввел понятие «коммуникация по типу двойной связи»: в одном акте общения эмоциональные и телесные послания противоречат мыслям и идеям. Два стиля коммуникации в семье по Зингеру и Винне:

ü Аморфный: недостаток дифференциации, внимание, направленное на чувства, предметы или людей плохо организовано, оно смутно и дрейфующее.

ü Фрагментарный: дифференциация больше, но интеграции меньше, в коммуникации наблюдаются неустойчивые и разрушительные сдвиги.

III. Социокультурные факторы. Основное:

Ø Культура модифицирует шизофрению. В некоторых культурах шизофрения вообще не встречается, в других она встречается реже или чаще («шизофреногенная культура»). Вопрос о стигматизации и самостигматизации.

Ø Гипотеза «Спускания вниз». Факт: шизофренией чаще болеют лица, находящиеся на низкой социально-экономической ступени. Почему? Варианты ответов: 1) плохая среда есть стрессор, вызывающие эти расстройства; 2) на самом деле, шизофрения не зависит от социально-экономических условий, но, возникая у человека любого социально-экономического уровня, она приводит к тому, что больной скатывается на дно.

Ø Нельзя отрицать факторы индустриализации и урбанизации.

Модель «диатез-стресс». Это био-психо-социальная модель. Суть: есть диатез (биологическая предрасположенность, где в разной мере выступают такие факторы как биохимические дисбаланс, генетические аномалии, психические и иные травмы раннего детства); при влиянии на субъекта с диатезом стрессовых воздействий (хронических, таких как патогенная культура, или же острых, например, смерть близкого) возникает шизофрения.

При шизофрении наблюдаются особенности протекания психической деятельности, которые тоже объяснялись в клинической психологии. Варианты решений:

1. Мотивационная детерминация нарушений психической деятельности при шизофрении. Школа Б.В. Зейгарник.

2. Роль социума, общения и обращения к прошлому опыту. Дефицит этого всего при шизофрении был показан в многочисленных экспериментах Ю.Ф. Полякова и его школы.

3. Нейропсихологический фактор. Работы Н.К. Корсаковой и сотрудников.

studopedia.info

About : admin