17 Май, 2018

Простая вялотекущая шизофрения

Шизотипическое расстройство. Простая форма вялотекущей шизофрении

Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В данной статье я расскажу о простой вялотекущей шизофрении.

Если Вы хотите понять, больны ли Вы (или кто-то из Ваших близких) какой-либо из форм шизофрении, то перед тем, как тратить море времени на чтение всех 20 статей данной рубрики, я настоятельно рекомендую Вам (для экономии Ваших сил и времени) посмотреть (причем желательно до конца) мой видеоролик на тему: «Почему на моем ютуб-канали и сайте НЕ будет больше материала по психиатрии? Как научиться проводить качественную диагностику психических заболеваний?»

В первой части заметки я приведу краткие теоретические сведения о данной форме вялотекущей шизофрении (материал преимущественно был взят из книги «Пограничная психиатрия» д.м.н. Простомолотова Валерия Федоровича), во второй части – несколько подробнее распишу, с каких симптомов начинается и как постепенно нарастает шизофренический дефект из негативной симптоматики (по материалам книги Бухановский А.О., Кутявин Ю.А., Литвак М.Е. «Общая психопатология» (2003)).

Уважаемые Читатели, если Вы на моем сайте впервые и не можете найти какой-либо материал или, перед тем, как начать читать, хотите вкратце ознакомиться с содержанием какой-либо статьи, рекомендую Вам перейти в Общий Навигатор , отображающий Краткое Содержание ВСЕХ Полностью Готовых Статей из ВСЕХ Рубрик и Ссылки на них, либо в Навигатор по Статьям Рубрики « ПСИХИАТРИЯ ». По мере выхода нового материала Общий Навигатор и Навигатор Данной рубрики регулярно будут Дополняться.

Если статья окажется для Вас интересной или полезной, Вы можете помочь проекту, поделившись данной ссылкой, т.е. распространив ее через социальные сети или любые другие интернет-ресурсы.

А сейчас передаю слово Валерию Федоровичу:

«Вялотекущая простая шизофрения

Эта бедная симптомами форма заболевания (Наджаров Р.А., 1972) протекает медленно с постепенным углублением негативных симптомов: снижением активности, инициативы, эмоциональной дефицитарности. На этапе активного развития эндогенного (возникшего вследствие наследственных и конституциональных факторов) процесса преобладают явления астении, а также малосимптоматичной астенической и апатической депрессии (проявляющейся слабостью, усталостью, вялостью, разбитостью, нежеланием что-либо делать; Ю.Л.), сопровождающейся сенестезиями (необычными ощущениями, затрагивающими двигательную, моторную сферу человека, и с трудом поддающиеся описанию; например, покачивание и неуверенность при ходьбе, не вызванные объективными причинами (сердечно-сосудистой, мозговой или какой-либо другой патологией); Ю.Л.) и сенестопатиями (особыми, также трудно поддающимися описанию, зачастую странными и крайне неприятными ощущения, возникающими в любой из частей тела (чаще всего – в области головы, сердца, живота; реже – в конечностях); пациенты не всегда могут передать характер болезненного ощущения и зачастую прибегают к сравнениям; например, «ноги горят огнем», «нестерпимо крутит в паху», «мне в голову как будто раскаленный шуруп вкручивают»; Ю.Л.), ангедонией (неспособностью получать наслаждение от чего-либо (секс, еда, развлечения, хобби и т.д.); Ю.Л.) и проявлениями деперсонализации: неспособностью испытывать аромат и вкус жизни, радоваться ее разнообразным проявлениям, новым и старым, малым и большим, чувством отчужденности, отстраненности от окружающего мира. (Подробнее о явлениях деперсонализации Вы можете прочесть в статье « Формы вялотекущей шизофрении »; Ю.Л.). При развитии процесса постепенно нарастают вялость, пассивность, тугоподвижность мышления и другие проявления психической дефектности: трудности концентрации внимания, явления ментизма. шперрунги, выраженная умственная утомляемость, из-за чего больные даже не могут читать книги. (По тем же причинам вслед за книгами они постепенно перестают смотреть телевизор и слушать радио – для этого им не хватает сил и концентрации внимания; Ю.Л.).

На этапе стабилизации эндогенного процесса (я бы сказал Завершающего этапа Процесса; Ю.Л.) формируется стойкий астенический дефект с неспособностью к систематическому труду, когда малейшее психическое напряжение вызывает у больных ощущение неспособности мыслить, «полное отупение». Зная это по опыту, больные всячески щадят себя. В отличие от ядерной простой формы шизофрении, завершающейся грубым апатико-абулическим дефектом, при описанной форме этого не наблюдается. Отмечается эмоциональная дефицитарность (дефицит эмоциональных реакций и проявлений; Ю.Л.), сужение круга интересов, стойкая астения. Обычно больные адаптируются в жизни, но на более низком профессиональном и социальном уровне. (Однако если дефект разрушил личность настолько, что адаптироваться к социуму (и хотя бы сколько-нибудь продуктивно трудиться) такие пациенты уже не могут, то заканчивают они, как правило, инвалидностью второй группы; Ю.Л.)».

Уважаемые Читатели, а сейчас я расскажу о том, как постепенно нарастает шизофренический дефект при простой вялотекущей шизофрении.

Данный процесс условно можно разделить на 5 уровней:

1) Субъективно Осознаваемые изменения в структуре психики.

На первоначальном этапе нарастающие негативные изменения лишь слегка затрагивают свойства темперамента и черты характера больного. – Снижаются реактивность (скорость реакции человека на происходящие события), общая активность больного, пластичность (умение сыграть роль, подстроиться, перестроиться) и эмоциональная возбудимость. Нарастает ригидность (термин, обратный пластичности; обозначает неспособность к перестройке и подстройке под изменившиеся обстоятельства или условия жизни), усиливается интроверсия (погруженность в мир собственных переживаний), появляются рефлексия (склонность к самокопанию и самообвинению (самобичеванию)) и дезавтоматизация действий – то, что раньше давалось легко, делалось на автомате, начинает даваться человеку с Субъективно Ощутимым Трудом – больные испытывают трудности не только при освоении чего-либо нового, но и постепенно начинают утрачивать легкость в обращении со старыми навыками (которые теперь вызывает затруднения: требует от них обдумывания и самоконтроля). Отмечаются также затруднения в организации общения и при непосредственном контакте с другими людьми – у больных возникают скованность, застенчивость, обидчивость, Субъективная Пессимистическая оценка своей Личности и Черт Характера.

Постепенно они начинают работать через силу, утрачивая интерес к труду и творческой самореализации. Работа и общение даются больным все труднее и требуют от них Большего, нежели прежде, Эмоционального и Интеллектуального напряжения. Осознавая это, как было указано выше, больные начинают всячески себя щадить. Как следствие, постепенно у них появляется некоторая, пока незначительная и малозаметная социальная отгороженность. Как пишет М.Е. Литвак, одни больные смиряются с этим и занимают пассивную позицию («А что я могу сделать? Ничего. Значит, так и буду жить. Продолжу щадить себя, насколько это будет возможно»), другие, наоборот, прибегают к утрированным или патологическим формам компенсации этого, пока Только Субъективного Ощущения Неполноценности: начинают чрезмерно увлекаться спортом (который еще больше их выматывает), необычными хобби, алкоголизацией или наркотизацией.

2) Объективно Определяемые изменения в личности.

На данном уровне возникает и в дальнейшем (от уровня к уровню) нарастает утрата Индивидуальных характеристик Темперамента и Характера пациента. – Больной, по Объективным Наблюдениям, начинает утрачивать свою прежнюю Индивидуальность (то, что отличало его от других людей). На этом уровне у него появляются первые признаки социальной дезадаптации. Он уже не в состоянии гармонично вписаться и без проблем ужиться в нашем обществе, а начинает постепенно всё чаще (и на более длительный сроки) Выпадать из него (как правило, или вследствие своей неэффективности на рабочем месте (увольнение), или по причине длительных болезней, возникающих вследствие эмоционально-психических перегрузок из-за невозможности уживаться в коллективе). Изменения в личности при этом очень напоминают ПсихопатоПодобные состояния, но в отличие от Психопатий, Декомпенсация, возникающая вследствие нарушений в сфере межличностных отношений, происходит в ситуациях, которые РАНЕЕ БЫЛИ ДЛЯ БОЛЬНОГО ПРИВЫЧНЫМИ И ПОДОБНЫХ ДЕКОМПЕНСИРУЮЩИХ РЕАКЦИЙ НЕ ВЫЗЫВАЛИ.

Следует отметить, что на этом уровне уже Отчетливо возникает Аутистическая направленность. – Больные начинают ограничивать контакты с Близкими Людьми, заметно Теряют Заинтересованность в Общении как с ними, так и с другими людьми в целом. На новые контакты практически НЕ идут. Однако, вследствие постепенно нарастающей Личностной НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ в Повседневной Бытовой Жизни, вынуждены ПРИНИМАТЬ ОПЕКУ и РУКОВОДСТВО со стороны родных и близких. Нередко делают это даже охотно. (Уважаемые Читатели, вспомните пример, описанный в прошлой статье, под названием « Фобическая шизофрения », где девушка Охотно Принимала Любую Помощь и Защиту от матери-пенсионерки).

На данном уровне Нарастание дефекта может приводить к появлению НОВЫХ, ранее НЕ свойственных больному черт характера (например, тревожной мнительности или истерического поведения). Также возникают Подчиняемость и Конформность (податливость, ориентировка на Чужое Мнение)).

В целом, жизнь больных постепенно начинает приобретать Монотонный, Однообразный и Стереотипный характер. Из нее уходят спонтанность, интерес и радость творчества.

На данном уровне отчетливо проявляются такие черты характера, как Интровертированность, Нелюдимость, Рефлексия, Социальная Отгороженность. Происходит утрата духовной связи с близкими людьми, полностью теряется интерес к общественной жизни. Нарушаются отношения больного к себе, близким людям (семья, коллектив), труду, вещам. Объективно Падает социальная Активность. Значительно снижаются продуктивность деятельности, а также Уровень и Выраженность потребностей (так, если ранее потребности человека затрагивали духовный и культурный уровни (например, он интересовался музыкой, театром, кино или занимался рисованием), то сейчас для него всего сводится к удовлетворению т.н. «низших» потребностей – в еде, сне, отдыхе). Наступающие обеднения в эмоциональной сфере сочетаются с появлением Эмоциональной Хрупкости и Ранимости (т.н. симптом «стекла и дерева» – когда эмоциональная черствость, холодность, тупость по отношению к Близким людям сочетается с повышенной чуткостью, чувствительностью и ранимостью, например, в отношении какого-либо животного: такой больной может РАВНОДУШНО отнестись к Смерти близкого Родственника или Друга и РЫДАТЬ над Поранившим Лапу Щенком). Мышление приобретает характер излишней Рационалистичности, в нем проявляются схематичность и стереотипность, постепенно оно приобретает характер Оторванности От Реальной Жизни. Нарастает Стереотипность поведения. Характер становится Ригидным, иногда с утрированной, кажущейся нелепой, Педантичностью. Полностью Утрачиваются психическая Гибкость и Пластичность. Углубляется Пассивная ПОДЧИНЯЕМОСТЬ людям и жизненным обстоятельствам. В ряде случаев коренным образом изменяется мировоззрение. Например, убежденный атеист совершенно неожиданно (безо всяких на то причин) вдруг становится глубоко верующим человеком.

4) Редукция (снижение) энергетического потенциала.

Данный уровень психического дефекта свидетельствует о еще более глубоких Негативных изменениях в структуре личности. Выражается это постепенным Безвозвратным Снижением Интеллекта (всей совокупности психических функций, отвечающих за познавательную деятельность (мышление, восприятие, внимание, память, представление и воображение)). Значительно снижаются психическая активность, продуктивность любой (Даже Несложной Бытовой) Деятельности, а также такие свойства темперамента, как Реактивность, Сенситивность (чувствительность), Активность и Эмоциональная Возбудимость. Преобладающими свойствами в нем, равно как и в чертах характера становятся Ригидность и Интроверсия.

Грубо нарушаются отношения больного к самому себе, людям, труду. Данные изменения коррекции НЕ подлежат и адекватно больным УЖЕ НЕ воспринимаются.

Признаки Аутизации и Обеднения Эмоциональной Сферы достигают ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ Выраженности. Еще более снижается потребность в общении. Фактически, она сводится к предельному минимуму. – Больные становятся замкнутыми, скрытными, молчаливыми. Их эмоциональные реакции практически полностью теряют свою дифференцированность (способность воспроизводить и различать сложные оттенки разнообразных эмоций и чувств), становятся блеклыми, тусклыми, неглубокими. В личности начинают доминировать Черствость, Эгоистичность, Эмоциональная Холодность, нередко — Жестокость. Вся психическая деятельность таких больных приобретает однообразный, стереотипный характер и сопровождается дальнейшим регрессом (снижением) мотивов и потребностей (как правило, до низших гедонистических – поесть, поспать, справить нужду; на секс у таких больных сил уже, как правило, НЕ хватает).

Больные становятся апатичными, равнодушными, НИКАК НЕ реагирует на свою измененность. На этом уровне у них уже отмечаются ЯВНЫЕ (видные невооруженным глазом даже НЕ специалисту в области психиатрии) ЧУДАЧЕСТВА И СТРАННОСТИ В ПОВЕДЕНИИ.

5) Снижение уровня личности.

В одних случаях прогрессивно нарастающее эмоционально-волевое снижение приобретает такую выраженность, что уже может быть определено как гипобулия (явное снижение волевой активности) и апатия (безразличие). Вследствие описанных выше эмоционально-волевых нарушений, интеллект, пока еще Формально сохраняющийся, НЕУКЛОННО ПРОДОЛЖАЕТ СНИЖАТЬСЯ – в первую очередь вследствие нарушений Внимания, Восприятия и Мышление. Последнее приобретает черты выхолощенности (скудности, невыразительности, обедненности), оторванности от реальности. Оно становится витиеватым, в нем все чаще и все явственнее обнаруживаются признаки соскальзывания, резонерства, элементы разноплановости, аморфности (бесформенности, отсутствия смысла, некоторой разорванности фраз (малопонятная фраза, состоящая из набора слов)), паралогичности (нелогичности суждений, умозаключений и составленных предложений) и символизма (больные создают СВОЮ ОСОБУЮ, отличную от традиционных, Систему Символов, ПОНЯТНУЮ ТОЛЬКО ИМ; привычные для психически здоровых людей системы символов они, как правило, отвергают). В итоге, Мышление становится СТОЙКО (и Безвозвратно) НЕПРОДУКТИВНЫМ.

Дальнейшее нарастание негативной симптоматики характерно уже не для вялотекущей простой шизофрении, а для ядерных, манифестных ее форм, приводящих, как было написано выше, к тяжелому апатико-абулическому дефекту.

Если информация оказалась для Вас интересной или полезной, Вы можете поддержать мой научно-образовательный проект, развитием которого я занимаюсь с июня 2011 года, щелкнув 1-2 раза по рекламе от гугла (которая идет вверху справа, по середине или в конце статьи; кликать желательно 1 раз в 5-7 дней) или же перечислив любую сумму денег на любой из указанных реквизитов:

Номер Яндекс-кошелька 410011188544707

Номера кошельков системы WebMoney

R205274311238 (для перевода Рублей)

Z302112294428 (для перевода Долларов)

E186152531138 (для перевода Евро)

U394282857424 (для перевода Гривен)

B294345348664 (для перевода Белорусских рублей)

Денежные переводы от системы Western Union. Для оформления перевода необходимо предварительно связаться со мной по емейлу y.lemekhov@gmail.com , скайпу y.lemekhov или через социальные сети ВКонтакте или Фейсбук для получения всех необходимых данных.

Банк ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»

Получатель ПАТ КБ «ПРИВАТБАНК»

Расчетный счёт 29244825509100

Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570

Номер карты 5168757282814500 Лемехов Юрий Александрович (Лємєхов Юрій Олександрович).

www.nevrozovnet.ru

Нечастое расстройство с преимущественно негативными шизофреническими симптомами, симптомами первого ранга (по К. Schneider). Простая шизофрения развивается обычно в более позднем возрасте, чем кататоническая и гебефреническая, но раньше, чем параноидная, премороидно у лиц с контрастными особенностями характера или у робких, пугливых, застенчивых, инфантильных. Чаще начинается постепенно, течение ее вялое, медленное, непрерывно-прогредиентное, наступление ремиссии и прекращение процесса разграничить практически невозможно, однако то и другое не исключено.

Симптоматика проявляется «характерологическим сдвигом» (черствость, холодность, потеря интереса к своим занятиям и привязанности к близким). Постепенное,но прогрессирующее развитие странностей в поведении, неспособность соответствовать требованиям общества, снижение общей продуктивности сопровождается эмоциональным оскуднением и парадоксальными реакциями. На этом фоне возникают вспышки раздражительного недовольства, высвобождения низших побуждений, вплоть до крайней жестокости по отношению к себе и близким.

Мышление формальное, аморфное; наблюдаются задержки, исчезновение, наплывы, чувство открытости, неподчиняемости мыслей. Отмечаются неопределенные ипохондрические жалобы — расстройства самоощущения с резонерской интерпретацией их характера. Возможны неврозоподобный и психопатоподобный варианты течения, простое депрессивное запустение (Е.Kraepelin). В дальнейшем наблюдается постепенное нарастание явлений психического автоматизма и апатоабулического синдрома («падение энергетического потенциала») вплоть до простого шизофренического дефекта.

Бредовые расстройства и галлюцинации не отмечаются, а симптоматика имеет не столь отчетливый психотический характер как при гебефренной, кататонической и параноидной формах шизофрении.

В МКБ-10 указанная рубрика сохранена в связи с ее продолжаюшимся пользованием в некоторых странах, а так же неопределенностью в данных о природе простой шизофрении ее связи с шизоидными расстройствами личности и шизотипическим расстройством.

Простая шизофрения достаточно затруднительна при диагностике поскольку требует установления в клинической картине больных медленно прогрессирующего развития, характерных для резидуальной шизофрении негативных симптомов (уплощение эффекта,утрата побуждений и т.д.), но без сведений о наличии галлюцинаций, бреда или других проявлений оолее раннего психотического эпизода. При этом, в клинической картине должны фигурировать существенные изменения поведения, проявляющиеся выраженной утратой интересов, бездеятельностью и социально аутизацией.

Выделяют (Kalinowski А.,1980) следующие диагностически критерии простой шизофрении:

а) снижение активности и инициативы;

б) ограничение интересов;

г) нарушение контакта с окружающими людьми, вплоть до самоизоляции;

д) формальные расстройства мышления;

е) обеднение (побледнение) и неадекватность эмоций;

ж) проявления амбивалентности —

з) отсутствие чувства психической болезни (критики).

Поскольку психопатологические состояния при простой форме довольно трудно поддаются терапии требуется учитывать, что приклеивание ярлыка шизофрении может принести больном; больше вреда чем пользы, поэтому необходимо соблюдать осторожность при постановке данного диагноза. Тем Солее,что простую шизофрению Е.Kraepelin (1909) относил к редким формам i предполагал, что она может быть начальным этапом развити: других форм шизофрении. K.Leonhard (1957) и K.Jaspers (1965 ставили под сомнение ее существование, а Т.Bilikiewicz (1976 наоборот, считал простую форму шизофрении часто встречающей ся и служащей основой для развития других форм заболевания

Вышеизложенные противоречивые данные не позволили американским психиатрам включить ее в качестве подтипа шиэофрении в DSM-IY.

psyera.ru

Рекуррентная шизофрения;

• Прогредиентная (бредовой вариант, галлюцинаторный вариант),

Непрерывнотекущая шизофрения характеризуется безремиссионным течением, при этом злокачественные (ядерные) формы (простая, кататоническая, гебефреническая и юношеская параноидная) сопровождаются быстрым развитием апатического слабоумия; меньшую прогредиентность (степень нарастания негативной симптоматики) имеет непрерывная параноидная форма шизофрении, начинающаяся в зрелом возрасте. Наиболее благоприятной в отношении нарастания шизофренических изменений личности является вялотекущая шизофрения.

шизофрения характеризуется непрерывным, вялым течением, на фоне которого развиваются острые аффективные, аффективно-бредовые и бредовые приступы, после каждого из которых углубляются шизофренические изменения личности и в то же время длительно сохраняется относительно высокий уровень трудоспособности. При этом варианте болезнь протекает с ремиссиями – полным исчезновением или ослаблением продуктивной психопатологической симптоматики.

Рекуррентное (периодическое) течение – наиболее благоприятный вариант шизофрении, при котором после острых аффективных или аффективно-бредовых приступов наступают ремиссии хорошего качества, с полным исчезновением продуктивной (психопатологической) симптоматики и незначительным изменением личности.

Как уже было сказано, деление шизофрении на формы довольно условно, ибо в процессе болезни одни синдромы могут сменяться другими и, таким образом, одна форма может трансформироваться в другую. Для шизофрении характерна определенная динамика смены синдромов.

Простая форма относится к так называемой ядерной, или злокачественной, шизофрении. Начинаясь постепенно в пубертатном или юношеском возрасте, процесс затем приобретает непрерывное течение и сравнительно быстро приводит к шизофреническому дефекту. При этой форме часто не представляется возможным установить точные сроки начала заболевания. Подросток или юноша постепенно становится вялым, утрачивает прежние интересы, оставляет занятия в школе, перестает общаться с товарищами. Происходит снижение его психической активности, появляется грубость в отношении близких. Больной, ранее тепло и заботливо относившийся к матери и отцу, начинает упрекать их в плохом к себе отношении, дает реакцию раздражения на любые замечания родных или проявления заботы о нем, вплоть до агрессии, становится совершенно безучастным к событиям, происходящим вокруг него (в семье, школе), холодным, эгоистичным.

В этот же период подросток может уходить из дома, бесцельно бродить по улицам, иногда попадать в дурные компании, начинает курить, злоупотреблять спиртными напитками. Картина заболевания может напоминать утрированный пубертатный криз, однако выраженность и углубление изменений личности заставляют заподозрить начало процесса. Одновременно у больного могут появляться не свойственные ему ранее интересы. Не имея запаса знаний, он начинает заниматься различными сложными вопросами, например философскими проблемами, вопросами происхождения Вселенной, сложными проблемами астрономии (так называемая «метафизическая интоксикация»). У него появляется склонность к рассуждениям, бесконечному пустому самоанализу, возникают наплывы и обрывы мыслей. Могут иметь место нестойкие слуховые галлюцинации, фрагментарные бредовые идеи отношения, преследования, ипохондрические переживания. Все более выявляются эмоционально-волевые расстройства.

Больные совершенно перестают чем-либо заниматься, могут целыми днями лежать в постели, накрывшись с головой одеялом, становятся неряшливыми, не моются, перестают обслуживать себя. При относительной сохранности формальных способностей такие больные нередко становятся глубокими инвалидами ввиду выраженных эмоционально волевых расстройств и своеобразных нарушений мышления (шизофреническое, или апатическое слабоумие). В отдельных случаях дефект нарастает медленнее, не происходит глубокого распада психики.

Гебефреническая форма также относится к неблагоприятной юношеской ядерной шизофрении, имеет непрерывно-прогредиентное течение и сравнительно быстро при водит к слабоумию. Она может начинаться так же, как и простая форма. При этом ведущими в клинической картине наряду с изменениями личности являются нелепость поведения и высказываний, склонность к гримасничанью, дурашливость. Иногда в настроении превалирует пустая непродуктивная эйфория, но возможно и преобладание злобности и гневливости. Периодически могут возникать приступы двигательного возбуждения, сопровождаемые речевой бессвязностью, выкриками неологизмов, кривляньем, неадекватным смехом, кувырканием, внезапным нападением на окружающих, швырянием предметов, стремлением рвать одежду. Такие больные цинично бранятся, танцуют, кружатся на месте, разрушают все попавшееся под руку, выявляют негативистские тенденции. Заболевание часто приводит к нарастанию апатического слабоумия.

Пример. Больной Т., 33 лет. Наследственность отягощена. Раннее развитие правильное. В школе учился хорошо. С 19 лет начал обнаруживать странности в поведении: гримасничал, выкрикивал отдельные слова, неадекватно смеялся, дома однообразно подпрыгивал на одном месте, как то странно наклонял корпус вперед, ходил босиком, иногда шел боком, скрывая лицо. Во время еды издавал странные звуки, плевался, движения были порывистыми, внезапно вскакивал, сообщал матери, что должен побегать. Периодами отказывался от еды, был агрессивен к матери, не брал от нее пищу. Иногда к чему-то прислушивался, улыбался, что-то отвечал. Был стационирован в психиатрическую больницу. Поведение характеризовалось чертами дурашливости, манерности, гримасничанья, иногда импульсивности. Мог часами лежать в постели, был неопрятен, онанировал на глазах у персонала, гримасничал, неадекватно смеялся, громко пел, высовывал язык, жестикулировал, неожиданно вскакивал с постели, бросался к окну, а затем вновь ложился.

Кататоническая форма начинается, как правило, несколько позже, чем две предыдущие, в возрасте 20-25 лет. Она имеет непрерывно-прогредиентное течение и неблагоприятный исход. Начало может быть постепенным или ост рым. При остром начале среди полного здоровья может развиться кататоническое возбуждение или ступорозное состояние, которые являются ведущими в клинической картине. При кататонической форме шизофрении имеет место люцидная кататония (на фоне ясного сознания). Это очень важно учитывать, так как сочетание кататонического синдрома с онейроидным (кататоно-онейроидный приступ) свидетельствует о благоприятном течении шизофрении (периодическом). Кататоническая симптоматика может присоединяться к процессу, протекающему с параноидными переживаниями (вторичная кататония), в этих случаях она свидетельствует об утяжелении болезни. Кататоническая форма обычно заканчивается апатическим слабоумием.

Параноидная форма чаще начинается в зрелом возрасте, но может возникнуть и в юношеском. Превалирующей симптоматикой являются различные бредовые идеи, формирующиеся остро или постепенно. Наиболее часто встречаются разнообразные бредовые идеи преследования (бред отношения, отравления, особого значения, воздействия, собственно преследования), но бред может быть и другого содержания (бред изобретательства, ревности, высокого происхождения, любовный, ипохондрический, физического недостатка). Бред нередко сопровождается различными галлюцинациями, чаще всего слуховыми. При параноидной форме нередко формируется синдром Кандинского – Клерамбо. При длительном течении болезни довольно характерно появление парафренного синдрома.

Больной 0., 34 лет. Отец страдает шизофренией. Рос и развивался правильно. Был в меру общителен, подвижен. С семи лет пошел в школу. Учился хорошо. Странности в поведении впервые были отмечены. При анализе истории заболевания следует обратить внимание, что больной происходит из наследственно отягощенной семьи. Болезнь началась постепенно в юношеском возрасте с нарастания негативных расстройств, в дальнейшем на фоне депрессии сформировался параноидный синдром Кандинского Клерамбо, кроме того, имеют место идеи величия. Речь идет о юношеской параноидной форме шизофрении, текущей злокачественно, с неуклонным нарастанием шизофренических изменений личности.

Циркулярная форма наряду с кататоно-онейроидной относится к рекуррентной (периодической) шизофрении. Болезнь в таких случаях протекает приступообразно, изменения личности, характерные для шизофрении, нарастают сравнительно медленно, у больных достаточно высокий уровень социально-трудовой адаптации, приступы носят депрессивный или маниакальный характер. Эту форму шизофрении не следует смешивать с маниакально-депрессивным психозом. Основным дифференциальным критерием является характер межприступного периода. Если при маниакально депрессивном психозе в межприступные периоды человек практически здоров, то при шизофрении после каждого приступа углубляются характерные для этого заболевания изменения личности.

К особым формам шизофрении относится фебрильная, или гипертоксическая, форма. В этих случаях заболевание начинается довольно остро, клиническая картина характеризуется кататоно-онейроидным состоянием, причем резкое психомоторное возбуждение с бредом, галлюцинациями, страхом сопровождается тяжелой интоксикацией, значительным повышением температуры, соматическими нарушениями. До того как для лечения шизофрении стали широко применять нейролептики, подобные состояния не редко имели летальный исход (смертельная кататония). Обычно после купирования острого состояния наступает стойкая, хорошего качества ремиссия, больные удерживаются в жизни.

За последние годы (что связано, по-видимому, с широким применением в психиатрической практике нейролептиков) клиника шизофрении нередко носит стертый характер, часто приходится встречаться с так называемыми вялыми, медленнотекущими формами. Несмотря на непрерывность течения, дефект нарастает довольно медленно. Такие больные обычно лечатся дифференцированно, с учетом особенностей клиники и течения заболевания. В настоящее время наиболее активно применяется психофармакотерапия, в частности такие препараты, как аминазин (хлорпромазин), в среднем до 300-600 мг в сутки; нозинан (левомепромазин, тизерцин), 150-200 мг; стелазин (трифтазин), 50-70 мг в сутки; мажептил, 50-70 мг в сутки; галоперидол, 10-17 амбулаторно и нуждаются в постоянном внимании. При этих формах болезни в клинической картине преобладают неврозоподобные, психопатоподобные или паранойяльные расстройства, аффективная неустойчивость. Дозировка нейролептиков и длительность лечения зависят от состояния больного. После курса лечения рекомендуется длительно проводить поддерживающую терапию давать для приема небольшие дозы того же препарата), необходимую для того, чтобы закрепить ремиссию, предотвратить обострение процесса. Поддерживающую терапию (также как и основную) следует проводить, контролируя состав крови и мочи. При ухудшении можно несколько увеличить дозу лекарства, а при длительной хорошей ремиссии — уменьшить. Во избежание развития нейролептического синдрома при психофармакотерапии назначаются «корректоры» — антипаркинсонические средства: циклодол, акинетон, трифен, тремблекс. В некоторых случаях показаны и другие методы активной терапии — инсулин, электросудорожная терапия, пиротерапия. Инсулинотерапия показана при остром психотическом состоянии и при отсутствии выраженных изменений личности. Существует ряд противопоказаний, связанных с соматическим неблагополучием (эндокринная патология, тяжелые заболевания паренхиматозных органов, сердечно сосудистой системы, онкологические заболевания). Прежде чем начать инсулинотерапию, необходимо провести больному сахарную нагрузку (в норме в течение двух часов количество сахара в крови возвращается к исходной величине). Инсулин вводят натощак. Начав с 4 ЕД и увеличивая ежедневную дозу на 2-4 ЕД, доходят до определенной дозы, способной в течение трех часов вызвать коматозное состояние (так называемая шоковая доза). Курс лечения состоит из 25-30 гипогликемических ком. В коматозном состоянии пациента держат не более 30 мин, после чего выводят из комы с по мощью 20-ЗО мл 40% глюкозы внутривенно, затем дают богатый калориями завтрак. Если больной будет плохо накормлен, у него может развиться повторный шок (это происходит нередко к вечеру, ночью; купируется обычным способом). Для проведения инсулинотерапии отводится отдельная палата. Важно, чтобы персонал был хорошо обучен, знал особенности ухода за больными и меры борьбы с осложнениями. Повторение курса инсулинотерапии, возможно, не ранее чем через шесть месяцев. В клиническую практику внедрена методика внутривенного капельного введения инсулина для ограничения курса лечения быстрым достижением гипогликемической комы (практически с первой инъекции). При наличии клинических показаний и отсутствии противопоказаний со стороны соматического состояния воз можно проведение электросудорожной терапии. Основным показанием к применению электросудорожной терапии являются затяжные депрессии. Лечение проводится в стационаре, где можно оказать необходимую неотложную помощь. Битемпорально больному накладываются электроды и пропускается ток 80-120 В с экспозицией 0,3-0,8 с, вслед за чем развивается эпилептический припадок с полной амнезией имевшего место состояния. На курс рекомендуется не более 10 сеансов. Во время сеанса возможны осложнения в виде переломов трубчатых костей, позвонков, вывиха нижней челюсти с целью предотвращения побочных явлений используются миорелаксанты (дистилин, листенон). Наряду с медикаментозной терапией необходимо проводить психотерапию и трудотерапию, что является важным звеном в комплексном лечении шизофренического процесса и помогает осуществить социальную реадаптацию больного.

studopedia.su

Простая форма (schizophrenia simplex) характеризуется нарастающим безразличием, апатией, понижением настроения. Больного перестает интересовать судьба его близких и своя собственная. Как радостные, так и печальные события проходят мимо него, не оставляя следа. Даже смерть самого близкого человека нередко воспринимается с поразительным равнодушием. Напротив, мелкие неприятности могут вызывать бурный гнев, злость или угнетенное настроение. Вначале больной не пренебрегает своими обязанностями, но выполняет их стереотипно, безынициативно, как автомат. Результаты в учебе или труде постепенно становятся все хуже. Учителя и родители удивляются, что такой хороший и способный ученик начинает получать все более низкие оценки, несмотря на то что часами сидит над книгой. Иногда больной проводит время за бессмысленными занятиями. вроде заполнения толстых тетрадей не связанными между собой словами, цифрами, тайными знаками, планами, рисунками.

Больной сторонится общества, иногда месяцами не выходит из дома, чтобы не сталкиваться с людьми. Будучи вынужденным вступать в контакт с товарищами, замыкается в себе, не принимает участия в разговоре, понуро сидит в своем углу. Если его спрашивают о чем-либо, он дает банальные ответы либо обходит вопросы молчанием. Однако ему настолько недостает инициативы, что он не в силах покинуть общество, в котором скучает, и продолжает находиться в нем как чужеродное тело, одинокий и покинутый. По отношению к близким он также становится все более далеким и чужим. О нем начинают говорить, что он изменился, стал холодным, равнодушным, что ему ни до чего нет дела.

Отсутствие инициативы, нормальной подвижности, стереотипность способов поведения иногда расцениваются обществом как положительные качества. О больном говорят: «какой послушный, вежливый ребенок», хотя он уже давно вышел из детского возраста. Лишь иногда этот взрослый ребенок поражает родителей взрывом ярости, враждебности, грубостью, немотивированным смехом, странной гримасой лица, попыткой побега либо суицида.

Но в общем он добрый, послушный; всегда без возражений выполняет все поручения; не стремится вырваться из дому, как другие его сверстники; тихий, спокойный. Родителям, особенно слегка деспотичным, нравится такой покладистый ребенок. Такое тихое поведение является самым опасным, так как обычно проходит много времени, прежде чем близкие начинают понимать, что больному требуется психиатрическая помощь.

Иногда на первый план выступает упрямство. Больной судорожно цепляется за определенные стереотипы поведения, впадая в состояние гнева, когда окружающие пытаются их нарушить, как если бы с их нарушением все должно было пойти прахом. Его невозможно склонить к тому, чтобы он изменил стиль одежды, прическу, способ принятия пищи, распорядок дня и т. д.

В других случаях простой шизофрении в клинической картине доминируют угрюмость и раздражительность. Больной постоянно бывает капризным, и любой пустяк выводит его из равновесия; своим сердитым выражением он как бы защищается от контактов с окружающими.

Довольно часто собственное тело представляет центральную тему интересов больного. Оно заполняет пустоту его жизни. Больной концентрируется на внешнем виде своего тела либо на его внутренней структуре. Часами разглядывает себя в зеркале, делая при этом странные мины, огорчается какой-либо деталью своей внешности либо мнимым плохим функционированием какого-либо органа. Сочиняет фантастические концепции строения и работы своего организма и применяет фантастические способы лечения. М. Борнштайн (3) выделил в качестве особого вида ипохондрическую форму простой шизофрении, определяя ее как психосоматическую форму. Ипохондрические жалобы при шизофрении отличаются от подобных жалоб, встречающихся при неврозах, тем, что в случае шизофрении оказывается измененной целостная концепция тела, будучи странной и фантастической, не соответствующей принятым в окружении больного взглядам.

Ипохондрическая установка легко трансформируется в сверхценные или бредовые идеи. Больной, например, бывает убежден, что у него слишком длинный нос или слишком выпуклые глаза, и по этой причине стыдится выходить на улицу. Ему кажется, что люди над ним смеются, и он добивается пластической операции. Ее результат бывает кратковременным, так как больной снова находит что-то отталкивающее в своем лице. Больной может считать, что его кишечник плохо функционирует, вследствие чего от него плохо пахнет, а все вокруг принюхиваются и с отвращением отворачиваются от него. Иногда центральным пунктом ипохондрической установки становятся гениталии; больной, например, находит у себя признаки противоположного пола или разного рода мнимые деформации половых органов.

Иногда простая шизофрения принимает «философическую» форму — больной рассуждает о бессмысленности жизни, человеческих интересов и стремлений, фантазирует о том, чтобы заснуть и больше не просыпаться, иногда, чувствуя себя более бодрым, проводит бесплодные дискуссии по поводу «единственного» и «основного» смысла того, что его окружает.

Окружающие ощущают атмосферу пустоты вокруг больного. Его близкие пытаются пробиться через нее, «расшевелить» больного, принудить его к активности и более живому эмоциональному реагированию, а если это не удается, сами отдаляются от него, с жалостью называя его «бедным чудаком».

С течением времени странности умножаются. Спокойствие тишины нарушают вспышки возбуждения либо кататонические, гебефренические или параноидные элементы.

med.wikireading.ru

Симптомы, отличительные особенности простой формы шизофрении

Простая шизофрения – заболевание, которое подкрадывается исподволь. Симптомы простой формы шизофрении развиваются постепенно.

Большинство больных данной формой заболевания не могут работать, нуждаются в постоянном уходе за собой, так как не готовят, не моются, не следят за собой.

Отличительные особенности расстройства

Еще одно отличие данной формы болезни — преобладает неуклонно нарастающий апато-абулический дефект.

В большинстве случаев заболевание начинается в подростковом или юношеском возрасте, непрерывно и быстро прогрессирует, и так же быстро приводит к инвалидизации больного (отдельную статью я посвятила описанию шизофрении в детском подростковом возрасте).

Изменения в эмоциональной сфере

В свободное время больные ничем не заняты: сидят без дела дома, появляются склонности к бродяжничеству. Даже если они еще продолжают ходить на учебу или работу, то делают это автоматически, перестают справляться с учебой, работой, неспособны освоить что-то новое.

По мере развития расстройства больные становятся замкнутыми, молчаливыми, безрадостными. Они безучастны к происходящим вокруг них событиям, эгоистичны. По отношению к близким людям они холодны или даже настроены враждебно. Иногда возможны приступы беспричинной агрессии по отношению к окружающим.

Также меняется мимика, лицо становится маловыразительным, голос – монотонным («деревянный голос»). Могут растормаживаться примитивные влечения (начинают страдать обжорством, онанировать).

Обращает на себя внимание неаккуратный внешний вид таких людей. Они перестают за собой следить: не моются, не меняют одежду.

При разговоре с больным обращают на себя внимание «обрывы» фраз и «соскальзывание» на другую несвязанную тему.

В речи больные появляются новые, придуманные ими слова «неологизмы». Иногда в высказываниях больных отрывками проскальзывают бредовые идеи, эпизодически могут возникать галлюцинации, про которые больные не рассказывают, но по их поведению видно, что они к чему-то прислушиваются. Стойкого бреда или галлюцинаций при данной форме шизофрении не бывает.

При далеко зашедшей болезни речь состоит из обрывков фраз.

Интересная статья по теме:

Сын внезапно стал отгороженным, холодным, бросил работу, интересов никаких, ничего не читал, только постоянно смотрел телевизор. Галлюцинаций, бреда не было, но в глаза перестал смотреть. Что я только не делала, возила по бабкам, но результата не было никакого. Обратилась к участковой, она направила к психиатру. После обследования врач сказала, что у сына шизофрения, простая форма. Теперь он постоянно принимает лекарства. Улучшения практически нет. Уже и не знаю, что делать.

Уважаемая Галина. У меня тоже самое заболевание что и у вашего сына! Я хорошо знаю как Вам тяжело!

Я тоже сначала пыталась лечиться медикаментозно. Но не очень помогало. Не могли даже назначить ничего конкретного. Т.к, бред был такой слабый, что и не могли понять бред или нет, поэтому не могли решить назначить мне психотропные или нет, ведь известно что одну лишь негативную симптоматику (абулию, апатию и т.п.) лечить психотропными не очень хорошо. Мне очень сильно помог курс психотерапии. Причем Вы пишите что у него нет бреда, а у меня был слабовыраженный бред, так что еще запущеннее случай, если так можно сказать. ??

И еще пожелание — поддерживайте его, пожалуйста! Вы ему сейчас очень нужны, хотя и кажется что ему нет ни до кого дела. ГЛАВНОЕ — не пытайтесь быть чрезмерно заботливой, опекать его, делать все за него! Просто принимайте его таким! Счастье не зависит от обстоятельств — это состояние души! Радуйтесь что он у Вас есть и верьте всей душой что он выздоровит! Клянусь — у Вас все будет хорошо!

Немогу сосредоточиться. Мне все равно на всех. Я не гуляю и не с кем не общаюсь. Разговариваю только с мамой. Я перестала чувствовать что либо к живым людям. Постоянно страх что то может случиться. Я постоянно в прострации и ничего не делаю. Просто сил нет, не могу себя заставить. В голове как будто чистый лист. Меня нечно не интересует. Если задумываюсь о каком то вопросе то быстро остываю или теряю связь и забываю. Мать волосы на себе рвёт. Я не понимаю что это…не знаю что делать.

Х, попробуйте для начала обратиться к психологу, рассказать ему о Ваших чувствах, переживаниях.

psi-doctor.ru

About : admin