26 Май, 2018

Генерализованное паническое расстройство

Генерализованное тревожное расстройство

Генерализованное тревожное расстройство – психическое расстройство, основным симптомом которого является стойкая тревога, не связанная с определенными объектами или ситуациями. Сопровождается нервозностью, суетливостью, мышечным напряжением, потливостью, головокружением, невозможностью расслабиться и постоянными, но неопределенными предчувствиями несчастья, которое может случиться с самим больным или его близкими. Обычно возникает в ситуациях хронического стресса. Диагноз устанавливается на основании анамнеза, жалоб пациента и данных дополнительных исследований. Лечение – психотерапия, лекарственная терапия.

Генерализованное тревожное расстройство

Генерализованное тревожное расстройство (устаревшее название – тревожный невроз) – психическое расстройство, проявляющееся стойкой нефиксированной тревогой, которая сохраняется на протяжении нескольких недель или месяцев. По данным различных исследований, распространенность расстройства колеблется от 0,1% до 8,5%. Тревожное расстройство часто сочетается с депрессией, паническим расстройством и неврозом навязчивых состояний. Обычно развивается в возрасте 20-40 лет, реже выявляется у детей и подростков. Женщины страдают вдвое чаще мужчин. Отмечается склонность к волнообразному или хроническому течению. Лечение тревожного расстройства осуществляют специалисты в области психотерапии и психиатрии.

Причины генерализованного тревожного расстройства

Основным проявлением ГТР является патологическая тревога. В отличие от обычной ситуативной тревоги, провоцируемой внешними обстоятельствами, такая тревога является следствием физиологических реакций организма и психологических особенностей восприятия больного. Первая концепция механизма развития патологической тревоги принадлежит Зигмунду Фрейду, который в числе других психических расстройств описал и генерализованное тревожное расстройство (тревожный невроз).

Основатель психоанализа считал, что патологическая тревога, наряду с другими симптомами невротических расстройств, возникает в ситуации внутреннего конфликта между Оно (инстинктивными влечениями) и Сверх-Я (заложенными с детства моральными и нравственными нормами). Последователи Фрейда развили и дополнили эту концепцию. Современные психоаналитики полагают, что тревожное расстройство является отражением глубинного внутреннего конфликта, возникшего в ситуации постоянной непреодолимой угрозы для будущего или в обстоятельствах длительного неудовлетворения базовых потребностей больного.

Сторонники бихевиоризма рассматривают тревожные расстройства как результат научения, возникновение устойчивой условно-рефлекторной реакции на устрашающие или болезненные стимулы. Одной из наиболее популярных в настоящее время является когнитивная теория Бека, рассматривавшего патологическую тревогу как нарушение нормальной реакции на опасность. Больной тревожным расстройством акцентирует свое внимание на возможных негативных последствиях внешней ситуации и собственных действий.

Избирательное внимание порождает искажения при восприятии и переработке информации, в результате пациент, страдающий тревожным расстройством, переоценивает опасность и ощущает себя бессильным перед лицом обстоятельств. Из-за постоянной тревоги больной быстро утомляется и не выполняет даже необходимые дела, что влечет за собой проблемы в профессиональной деятельности, социальной и личной сфере. Накапливающиеся проблемы, в свою очередь, повышают уровень патологической тревоги. Возникает порочный круг, становящийся основной тревожного расстройства.

Толчком для развития ГТР может стать ухудшение отношений в семье, конфликт на работе или изменение привычного распорядка: поступление в институт, переезд, устройство на новую работу и т. д. В числе факторов риска тревожного расстройства психологи рассматривают заниженную самооценку, недостаточную устойчивость к стрессам, малоподвижный образ жизни, курение, употребление наркотиков, алкоголя, стимуляторов (крепкого кофе, тонизирующих напитков) и некоторых лекарственных препаратов.

Имеют значение особенности характера и личности пациентов. Генерализованное тревожное расстройство чаще развивается у впечатлительных, ранимых больных, склонных скрывать свои переживания от окружающих, а также у пациентов, страдающих алекситимией (недостаточной способностью распознавать и выражать собственные чувства). Установлено, что ГТР также нередко диагностируется у людей, переживших физическое, сексуальное или психологическое насилие. Еще одним фактором, способствующим возникновению тревожного расстройства, является долгая бедность и отсутствие перспектив улучшения материального положения.

Существуют исследования, указывающие на связь ГТР с изменением уровня нейромедиаторов в головном мозге. При этом большинство исследователей считают тревожные расстройства смешанным состоянием (частично врожденным, частично приобретенным). Генетически обусловленная склонность тревожиться по незначительным поводам усугубляется ошибочными действиями родителей и учителей: излишней критикой, нереалистичными требованиями, непризнанием достоинств и достижений ребенка, отсутствием эмоциональной поддержки в значимых ситуациях. Все перечисленное формирует ощущение постоянной опасности и неспособности справиться с ситуацией, становясь благодатной почвой для развития патологической тревоги.

Симптомы генерализованного тревожного расстройства

Выделяют три основных группы симптомов ГТР: нефиксированную тревогу, моторное напряжение и повышенную активность вегетативной нервной системы. Нефиксированная тревога проявляется постоянным предчувствием возможной беды, которая может угрожать самому больному тревожным расстройством или его близким. Связь тревоги с определенным объектом или ситуацией отсутствует: сегодня больной может представлять автокатастрофу, в которую мог попасть задержавшийся партнер, завтра – волноваться, что ребенка оставят на второй год из-за плохих оценок, послезавтра – переживать из-за возможного конфликта с коллегами. Отличительной особенностью тревоги при генерализованном тревожном расстройстве является неопределенное, смутное, но стойкое предчувствие ужасных, катастрофических последствий, как правило – крайне маловероятных.

Стойкая тревога сохраняется в течение нескольких недель, месяцев или даже лет. Постоянное беспокойство о будущих неудачах изматывает пациента и ухудшает качество его жизни. Больной тревожным расстройством испытывает затруднения при попытке сосредоточиться, быстро устает, легко отвлекается, постоянно страдает от ощущения бессилия. Наблюдаются раздражительность, повышенная чувствительность к громким звукам и яркому свету. Возможны нарушения памяти, обусловленные рассеянностью и быстрой утомляемостью. Многие пациенты с тревожным расстройством предъявляют жалобы на подавленное настроение, иногда выявляются транзиторные навязчивости.

Часто возникают расстройства сна: трудности при засыпании, ночные кошмары, беспокойный поверхностный сон и беспокойство при пробуждении. Ранние пробуждения для ГТР нехарактерны, присоединение этого симптома свидетельствует о развитии сопутствующей депрессии. Моторное напряжение при тревожном расстройстве проявляется суетливостью, неспособностью расслабиться, постоянным напряжением мышц, особенно выраженным в плечевых областях и верхней части спины, а также головными болями напряжения. Головные боли при тревожном расстройстве обычно билатеральные, возникают на фоне стресса, локализуются в лобной, теменной или затылочной области, сохраняются в течение нескольких часов, реже – нескольких дней.

Характерным признаком тревожного расстройства является повышенная активность вегетативной нервной системы. Со стороны пищеварительной системы наблюдаются сухость во рту, трудности при глотании, неприятные ощущения в эпигастральной области, тошнота, метеоризм, бурчание в животе и нарушения стула. Со стороны дыхательной системы беспокоят ощущение затруднения вдоха и чувство сжатия в груди. При усилении тревоги у некоторых пациентов с тревожным расстройством появляется кратковременная гипервентиляция, сопровождающаяся беспокойством, ощущением сердцебиения, головокружением, преходящими нарушениями зрения, слабостью, покалыванием и судорогами в конечностях.

Со стороны сердечно-сосудистой системы при тревожном расстройстве могут возникать сердцебиение, ощущение отсутствия сердцебиения, боли и неприятные ощущения в области сердца. Со стороны мочеполовой системы отмечается учащение мочеиспускания, прекращение или нерегулярность менструаций, снижение либидо и исчезновение эрекции. Вегетативные нарушения при тревожных расстройствах нередко выходят на первый план, маскируют патологическую тревогу и вынуждают пациентов обращаться к врачам общего профиля. Особенно часто преобладание вегетативной симптоматики наблюдается у больных тревожным расстройством, которые с осуждением и пренебрежением относятся к психологическому неблагополучию, считают психические расстройства «позорными», заслуживающими осуждения.

Диагностика и лечение генерализованного тревожного расстройства

Диагноз устанавливают на основании жалоб и анамнеза заболевания. Диагностическими критериями являются недифференцированная тревога, моторное напряжение и повышенная активность вегетативной нервной системы, сохраняющиеся на протяжении нескольких недель или месяцев. Генерализованное тревожное расстройство дифференцируют с паническим расстройством, фобическими расстройствами, депрессией и неврозом навязчивых состояний. При сочетании ГТР с перечисленными расстройствами основной диагноз выставляют с учетом преобладающей симптоматики.

Тактику лечения определяют с учетом тяжести заболевания, наличия сопутствующих расстройств и психологического состояния больного. Обычно терапию тревожных расстройств проводят в амбулаторных условиях, в отдельных случаях требуется госпитализация в отделение неврозов. Пациентам разъясняют суть и причины возникновения расстройства, акцентируя внимание на том, что вегетативные проявления не являются признаком соматического заболевания, а провоцируются изменением психологического и эмоционального состояния. Больным тревожным расстройством рекомендуют нормализовать режим труда и отдыха, больше бывать на свежем воздухе, достаточно двигаться, отказаться от употребления стимуляторов и алкоголя.

Пациентов обучают техникам релаксации (аутотренингу, прикладной релаксации, прогрессивной мышечной релаксации, абдоминальному дыханию). Обучение ауторелаксации сочетают с психотерапией. Наиболее эффективной при тревожном расстройстве считается когнитивно-поведенческая терапия. В ряде случаев используют гештальт-терапию, арт-терапию, телесно-ориентированную терапию и другие методики. При наличии застарелых внутренних конфликтов иногда применяют долговременные методики (классический психоанализ, глубинную психоаналитическую терапию).

В тяжелых случаях немедикаментозное лечение тревожного расстройства проводят на фоне фармакотерапии. Лекарственную терапию обычно назначают на начальном этапе, чтобы уменьшить выраженность симптомов, быстро улучшить состояние больного и обеспечить благоприятные условия для эффективной психотерапии. Как правило, при тревожных расстройствах используют транквилизаторы и антидепрессанты. Во избежание развития зависимости срок приема транквилизаторов ограничивают несколькими неделями. При стойкой тахикардии иногда применяют препараты из группы бета-блокаторов.

Прогноз при тревожном расстройстве

Прогноз при тревожном расстройстве зависит от множества факторов. При нерезко выраженной симптоматике, раннем обращении к психотерапевту, соблюдении рекомендаций врача, хорошей социальной адаптации на момент появления симптомов тревожного расстройства и отсутствии других психических расстройств возможно полное выздоровление. Эпидемиологические исследования, проведенные американскими специалистами в области психического здоровья, показали, что в 39% случаев все симптомы исчезают в течение 2 лет после первого обращения. В 40% случаев проявления тревожного расстройства сохраняются в течение 5 и более лет. Возможно волнообразное или непрерывное хроническое течение.

www.krasotaimedicina.ru

Причины, симптомы и лечение генерализованного тревожного расстройства

Генерализованное тревожное расстройство — это хроническое заболевание психики. В большинстве случаев пациенты жалуются на постоянную тревожность, которая не связана с какими-либо событиями или предметами, обостряется в ночное и вечернее время. Но заболевание имеет множество симптомов, может маскироваться под депрессию и хроническую усталость.

Патология имеет волнообразный характер – приступы беспокойства и страха на время отступают, затем появляются снова без каких-либо провоцирующих факторов. При отсутствии лечения генерализованное тревожное расстройство переходит в хроническую форму и может приводить к искажению личности и тяжелым психическим синдромам.

Генерализованное тревожное расстройство – это расстройство психики, сопровождающееся постоянной тревогой, которая не связана с какими-либо объектами, событиями или людьми. Она может сопровождаться рядом состояний – психических и физических.

Обычно расстройство возникает на фоне постоянного стресса, невроза, но встречается также и у тех людей, которые не испытывают в жизни постоянных стрессовых ситуаций.

Тревожность сохраняется в течение нескольких месяцев, значительно ухудшая качество жизни пациента. Патология почти всегда сочетается и с другими расстройствами, например такими:

  • невроз;
  • паническое расстройство;
  • фобия;
  • депрессия;
  • навязчивые состояния.
  • Чувство тревоги – это нормальная составляющая психологического поведения человека. Ощущение беспокойства и напряжения сопровождает важные события, но не вызывает патологических изменений.

    Характеристика нормальной тревоги:

  • она не мешает повседневной жизни;
  • легко контролируется;
  • не вызывает сильного стресса;
  • имеет четкое обоснование;
  • проходит в течение короткого времени.
  • Характеристика состояния при ГТР:

  • ощущение тревоги мешает работать и выполнять повседневные функции;
  • не контролируется;
  • вызывает приступы паники;
  • ощущается постоянно, каждый день.
  • Побороть состояние волнения при этом практически невозможно, человек рассматривает только худшее развитие любой ситуации и не способен контролировать свои ощущения.

    Причины, предрасположенности и толчки к развитию генерализованного тревожного расстройства не выяснены до конца. Но психологами классифицированы наиболее частые характеристики, встречающиеся у пациентов с ГТР.

    Согласно мнению первого исследователя психологии тревоги Зигмунда Фрейда причиной ГТР выступает конфликт между инстинктами человека и заложенными с детства нормами поведения. Последователи Фрейда дополнили эту концепцию и пришли к выводу, что причиной служит внутренний конфликт. Он возникает на фоне какой-либо угрозы для будущего человека или из-за хронического неудовлетворения базовых потребностей.

    Предрасположенностью к ГТР считается избирательное усвоение информации – только той, которая имеет негативный характер.

    Если близкий человек пожалуется на головную боль, человек с патологией тревоги будет думать о его скорой кончине, а не о том, что от головной боли можно предложить близкому таблетку и посоветовать визит к врачу.

    Предрасположенностью к ГТР считаются и особенности характера. Тревожным расстройством чаще страдают впечатлительные, ранимые люди, скрывающие свои переживания или не могущие их выразить. Нередко ГТР обнаруживается у людей, перенесших любой вид насилия: физического, психологического или сексуального.

    Фактором, способствующим развитию ГТР, может быть длительная бедность, отсутствие амбиций и перспектив, нерешаемые проблемы и давление со стороны общества. Он уходит своими корнями в неудовлетворение базовой потребности: чем меньше финансовых возможностей, тем больше человек себя ограничивает и страдает от этого.

    Большинство исследователей склоняются к тому, что тревожное расстройство частично врожденное, частично приобретенное. Склонность к хронической тревожности осложняется еще и ошибками в воспитании с самого детства:

  • постоянной критикой;
  • завышенными требованиями;
  • непризнанием достижений ребенка;
  • отсутствием поддержки родителей;
  • принижением достоинства.
  • Все перечисленные причины приводят к тому, что человек не может приспособиться к сложным ситуациям.

    Подсознание подает сигналы о том, что с такой ситуацией ему не справиться, и он переживает о своем провале и худших событиях, не пытаясь поверить в свои силы. Страдает и самооценка, из-за чего человек не может ничего добиться и в результате беспокоится о себе еще сильнее.

    Признаки заболевания могут изменяться в широких пределах. В какое-то время суток пациенты чувствуют себя лучше, к вечеру беспричинный страх и тревожность обостряются, мешают решать бытовые задачи, спать и даже контактировать с близкими. Любая мелочь, на которую обычный человек не обратит внимания, доводит пациентов с ГТР до тревожно-фобического состояния.

    Это самые первые симптомы, которые сигнализируют о развитии генерализованного тревожного расстройства. Эмоциональные симптомы характеризуются:

    • постоянным нервным возбуждением, обеспокоенностью;
    • отсутствием ясной причины проблемы – человек не понимает, что именно его так беспокоит;
    • навязчивыми мыслями о самом худшем исходе любой ситуации;
    • усиливающимся страхом.
    • Больной ожидает ужасных событий, которые вряд ли имеют место в реальности. При просмотре новостей пациент видит только предпосылки всемирной войны, нищеты, болезней и смертей, начинает думать о своей судьбе и судьбе своих близких.

      Поведенческая симптоматика развивается вслед за эмоциональной и уже отмечается окружающими людьми. Поведенческие симптомы:

    • невозможность расслабиться;
    • страх остаться в одиночестве даже на пару часов;
    • постоянное откладывание дел;
    • избегание любых контактов с людьми.
    • Человек пытается замкнуться в себе, но испытывает необходимость в том, чтобы кто-то находился рядом. В одиночестве практически у всех пациентов сразу развивается панический приступ.

      Физические признаки появляются уже в случае с приступами и обострениями при генерализованном паническом расстройстве средней тяжести.

      Чаще физическая симптоматика ГТР встречается у людей, которые считают психические расстройства принижающими их честь. Они не обращаются к психотерапевту, считая это позорным, и пытаются лечить именно физические симптомы.

    • повышенный тонус мышц;
    • боли в теле;
    • трудности с засыпанием;
    • сонливость в дневное время;
    • учащенное сердцебиение;
    • повышенная потливость;
    • нарушения в работе пищеварительного тракта, тошнота;
    • головные боли.
    • Душевное состояние в момент приступов значительно ухудшает и физическое самочувствие. Не исключена и индивидуальная симптоматика, так как реакция на стресс у каждого человека может быть разной: усиление аппетита или потеря веса, дрожание рук, трудности с дыханием.

      Мочеполовая система отвечает такой симптоматикой, как снижение либидо, нарушение цикла менструаций, исчезновение эрекции. Физические нарушения выходят на первый план и вынуждают пациентов прибегать к помощи специалистов разных профилей.

      Диагностику проводит психотерапевт. Обычно для этого используется шкала тревоги Спилбергера, по которой специалист определяет психоэмоциональное состояние у взрослых. Симптоматика для диагностики должна соблюдаться в течение как минимум недели – длительные эмоциональные нарушения и характеризуют ГТР. Могут проявляться симптомы реактивной депрессии, а затем снова исчезать – в таком случае нельзя исключать ГТР и диагностировать депрессию.

      Для диагностики назначаются следующие исследования:

    • общие анализы;
    • обследования сердечно-сосудистой системы;
    • консультации уролога, сексопатолога;
    • консультация и обследование у эндокринолога.
    • Эти меры позволяют исключить органические причины заболевания и дифференцировать генерализованное тревожное расстройство с заболеваниями внутренних органов.

      Для избавления от навязчивой тревожности применяют как методы психотерапии, так и медикаментозные тактики лечения.

      Выбор метода зависит от тяжести протекания заболевания, особенностей характера, личности и организма пациента.

      Направлена на выявление неправильных представлений в ценностях человека и их исправление. Они мешают человеку с ГТР воспринимать информацию рационально, потому разными способами когнитивно-поведенческой психотерапии заменяются на более адаптивные и адекватные.

      Устраняются шаблоны катастрофизации – постоянного представления худшего развития событий и их последствий. Примером такого шаблона может служить ситуация, когда человек выходит из дома и уверен в том, что потеряет сознание на проезжей части или попадет в автокатастрофу.

      Такая методика применима как в домашних условиях, так и под присмотром специалиста. Она помогает справиться с ситуацией и снизить внутренние переживания благодаря простому принципу: позволить себе переживать, но обдумать причины этих переживаний.

      Если друг опаздывает на встречу, человек с ГТР представит, что опаздывающий попал в аварию или его настиг сердечный приступ по пути. Не стоит стараться снять тревогу, достаточно спросить себя: как часто он опаздывает, есть ли у него проблемы с сердцем, аккуратно ли он водит машину? Отвечая на эти вопросы, больной не только отвлекается от сосредоточенности на тревоге, но и осознает, что она безосновательна.

      Такая методика применяется только под наблюдением специалиста и является ситуативной. Пациент делится своими самыми сильными страхами и мыслями, которые вызывают панику и беспокойство, описывает ситуации, в которых ощущает наибольший страх. Психотерапевт интересуется, что думает человек во время приступов тревожности.

      Собрав информацию, психотерапевт помогает взглянуть на ситуацию по-другому и отреагировать на нее правильно. Ситуативная коррекция записывается на диктофон и прослушивается дома пациентом, облегчая его состояние.

      Гипноз применяется для фокусировки на самой главной информации, которую подает психотерапевт. С его помощью специалист внушает человеку более адаптивные, адекватные убеждения и способность к оценке ситуации.

      Преимущество метода в том, что он позволяет убрать навязчивую тревогу надолго, если не навсегда, так как встраивает новые убеждения не только на уровень сознательного, но и бессознательного.

      Психотерапия в кругу семьи позволяет пациенту не бояться своих мыслей и делиться ими одновременно и со специалистом, и со своими близкими, так как обычно эти мысли от них скрываются.

      Родственники человека учатся правильно поддержать его во время приступов тревоги, а сам пациент перестает скрывать свои чувства и мысли, свои опасения, тем самым позволяя себе переосмыслить их вместе с близкими людьми.

      В составе комплексного лечения могут быть прописаны и лекарственные препараты, позволяющие преодолеть физические и поведенческие симптомы генерализованного тревожного расстройства.

      Препараты для лечения ГТР:

    • анксиолитики: Бромазепам, Диазепам;
    • антидепрессанты: Кломипрамин, Миасер, Тианептин;
    • лекарственные препараты: Седасен, Гелариум Гиперикум.
    • Назначать препараты должен только квалифицированный специалист. Самостоятельное применение таблеток может ухудшить состояние здоровья.

      На начальной стадии тревожного расстройства, когда тревога развивается часто, но все еще контролируется, могут быть эффективны и домашние способы. Психотерапевты дают следующие советы:

    • Внести разнообразие в свою жизнь – заняться на досуге чем-то новым, проведать старых друзей, места, в которых прошло детство.
    • Постараться отпустить ситуацию и убеждать себя, что мрачные мысли привлекают такие же мрачные события.
    • Использовать эфирное масло апельсина для аромалампы или купания в ванной – но строго согласно инструкции.
    • Окружить себя яркими цветами, например купить картину с апельсином или солнцем и повесить над рабочим местом.
    • Практиковать умеренную физическую активность перед сном – йогу, плавание, прогулки на свежем воздухе.
    • Своевременное обращение к специалисту и признание проблемы позволяют избавиться от тяжелых последствий для организма. 55% пациентов с ГТР избавляются от патологии с помощью специалиста уже в течение первого года лечения, без рецидивов.

      neurofob.com

      Если у человека на протяжении полугода наблюдается чрезмерное ежедневное ощущение беспокойства и тревоги, можно говорить о генерализованном тревожном расстройстве (ГТР).

      Точные причины развития заболевания неизвестны. Нередко его можно встретить у пациентов, страдающих от алкогольной зависимости, а также от приступов паники и тяжелых депрессий.

      Данное заболевание является довольно распространенным. Согласно статистике, ежегодно заболевают около 3% населения планеты. Причем женщины болеют в два раза чаще, чем мужчины. Часто можно встретить заболевание у детей и подростков, но случается генерализованное тревожное расстройство и у взрослых.

      Заболевание характеризуется постоянной тревогой и опасениями, возникающими по поводу различных обстоятельств или событий, которые явно не требуют подобных волнений. У студентов, например, может наблюдаться чрезмерный страх перед экзаменами, причем даже при наличии хороших знаний и высоких оценок. Больные с ГТР часто не осознают чрезмерность своих страхов, однако постоянное тревожное состояние вызывает у них дискомфорт.

      Чтобы можно было с уверенностью диагностировать ГТР, его симптомы должны проявляться на протяжении, как минимум, шести месяцев, причем тревога должна быть бесконтрольной.

      При ГТР непосредственный повод для тревоги не выявляется столь четко, как при различных панических атаках. Пациент может волноваться по множеству причин. Чаще всего возникает тревога по поводу профессиональных обязательств, постоянной нехватки денег, безопасности, здоровья, ремонта машины или других ежедневных обязанностей.

      Характерными симптомами генерализованного тревожного расстройства являются: повышенная утомляемость, беспокойство, раздражительность, ослабление концентрации внимания, нарушение сна, мышечное напряжение. Следует отметить, что большинство пациентов с ГТР уже имеют одно или более психических расстройств, включая паническое расстройство, депрессивную или социальную фобию и т.д.

      Клинически ГТР проявляется следующим образом: пациент ощущает постоянную тревогу и напряжение, вызванное рядом событий или действий на протяжении шести и более месяцев. Это тревожное состояние он не может контролировать, и сопровождается оно вышеперечисленными симптомами.

      Для диагностики ГТР у детей достаточно наличие хотя бы одного из шести симптомов. Для диагностики генерализованного тревожного расстройства у взрослых необходимо наличие как минимум трех симптомов.

      При ГТР направленность беспокойства и тревоги не ограничивается мотивами, которые характерны для других тревожных расстройств. Так, беспокойство и тревога не связаны исключительно с боязнью панических атак (паническое расстройство), боязнью большого скопления народа (социальная фобия), увеличением веса (нервная анорексия), страхом разлуки в детском возрасте (сепарационное тревожное расстройство), возможностью заболеть опасным заболеванием (ипохондрия) и другие. Тревожное состояние вызывает у пациента дискомфорт и мешает ему вести полноценную жизнь.

      Как правило, симптомы генерализованного тревожного расстройства вызваны рядом физических расстройств (например, гипотиреозом), а также приемом лекарственных или наркотических препаратов.

      Шансы заболеть ГТР увеличиваются при наличии следующих факторов:

    • женский пол;
    • низкая самооценка;
    • подверженность стрессам;
    • курение, употребление алкоголя, наркотиков или лекарственных препаратов, вызывающих зависимость;
    • длительное пребывание под воздействием одного или нескольких негативных факторов (бедность, насилие и т.д.);
    • наличие у членов семьи тревожных расстройств.
    • Диагностика генерализованного тревожного расстройства

      На консультации врач производит физический осмотр пациента, спрашивает его об истории и симптомах заболевания. Диагностика заболевания включает в себя проведение исследования с целью выявления других болезней, которые могли спровоцировать ГТР (например, заболевание щитовидной железы).

      Врач спрашивает пациента, какие лекарственные препараты он принимает, так как некоторые из них могут вызывать серьезные побочные эффекты, сходные с симптомами ГТР. Также доктор обязательно поинтересуется, зависим ли пациент от табака, алкоголя или наркотических веществ.

      Точный диагноз ГТР устанавливается при наличии следующих факторов:

    • симптомы ГТР продолжаются на протяжении полугода и больше;
    • они вызывают существенный дискомфорт у пациента и мешают ему вести полноценную жизнь (например, пациент вынужден пропускать учебу или работу);
    • симптомы ГТР носят постоянный и бесконтрольный характер.
    • Лечение генерализованного тревожного расстройства

      Как правило, лечение генерализованного тревожного расстройства состоит из следующих методов:

    • Когнитивно-поведенческая терапия. Пациента учат менять точку зрения и более спокойно реагировать на тревожные ситуации.
    • Поведенческая терапия. Пациента обучают технике релаксации, расслаблению мышц, глубокому дыханию, визуализации. Это помогает пациенту контролировать чувство тревоги, учит его сохранять спокойствие. Иногда в ходе терапии врач может подвергнуть пациента небольшому стрессу с целью вызвать у него беспокойство и тревогу. Это позволяет ему наблюдать за пациентом в неблагоприятной для него среде.
    • Биологическая обратная связь, которая осуществляется посредством присоединения датчиков к телу. Этот метод помогает врачу понять сигналы тела, реагирующие на раздражители, и определиться с дальнейшим лечением.
    • Группы поддержки. Этот метод терапии позволяет пациенту поделиться своим опытом и узнать, как другие люди справлялись с подобным заболеванием.
    • Прием лекарственных препаратов. Лекарства пациенту выписывают в том случае, если симптомы ГТР мешают ему нормально жить и работать. Важно отметить, что прием многих препаратов нельзя прекращать самостоятельно, поэтому перед прекращением необходимо проконсультироваться с лечащим врачом.
    • Лекарственные средства для лечения генерализованного тревожного расстройства включают:

    • Бензодиазепины, способствующие расслаблению мышц и препятствующие их напряжению в ответ на тревожные мысли. Эти лекарства принимаются под строгим контролем врача, так как могут вызывать зависимость.
    • Препараты для уменьшения тревоги, такие как Буспирон, Алпразолам;
    • Антидепрессанты (преимущественно ингибиторы обратного захвата серотонина).
    • Бета-блокаторы для снятия физических симптомов ГТР.
    • Для наиболее удачного лечения ГТР важно выявить заболевание как можно раньше, так как это позволяет уменьшить риск возникновения тяжелых психологических осложнений.

      Для уменьшения симптомов ГТР рекомендуется избегать употребления никотина, кофеина и других средств, способствующих нервному возбуждению.

      www.neboleem.net

      Паническое расстройство: как выжить в зоне поражения

      Здравствуйте, дорогие, я хочу поговорить как всегда о себе.

      Триггеры: эмоциональное здоровье, ментальное здоровье, всякая этика, некоторое количество мата

      Краткое содержание: что такое паническое расстройство, чем отличается от общечеловеческих тревог, какие реакции всё усугубляют, и что можно сделать, чтобы помочь.

      Значит, некоторое время назад мне диагностировали уйму всего, связанного с мозгом. Про разную эпилепсию я знала давно и мусолить эту тему сейчас не хочу. Про “ой, что это у вас такое неведомое, почему у вас вообще мозг функционирует” я не буду грузить, пока не разберусь, почему же таки. А хочу рассказать про паническое расстройство и генерализованное тревожное расстройство.

      Мне случилось немножко делиться с людьми своим состоянием и своим диагнозом, и первое, что я слышала от тех, у кого не было такого же диагноза, поставленного психиатром, это то, что ЭТО НОРМАЛЬНО испытывать беспокойство и тревогу. ЭТО У ВСЕХ БЫВАЕТ.

      Да, у всех бывают тревоги и переживания, несомненно. Нервничать перед экзаменом или перед визитом к врачу нормально. Беспокоиться о детях или родителях нормально. Бояться змей или высоты нормально. Даже испытывать панические атаки в моменты сильного стресса нормально. Как правило, любой человек испытывал паническую атаку хоть раз в жизни. Но это не значит, что у нервничающего есть тревожное и/или паническое расстройство.

      Так же, как депрессия это не “всем иногда бывает грустно”, и если у вас нет этого диагноза, и кто-то с вами делится своим опытом, полезнее исходить из “you know nothing, John Snow” и слушать. Даже если вы читали Гугл, то диагностированные люди ещё и общались с врачами + имеют личный опыт, и всяко знают побольше и про расстройство в целом, и про свои особенности.

      Это не значит, что вы (люди без диагноза психического расстройства) не в состоянии понять нас (диагностированных), это даже не обязательно значит, что мы лучше знаем теорию (более того, это не значит, что у вас расстройства нету. При неких подозрениях лучше сходить и провериться). Это только значит, что у нас есть некий реальный опыт, которого вы не испытывали. Исключительно по этому критерию я в этом тексте делю “нас” и “вас”.

      И прямо сразу уточню, что тревожные расстройства бывают разные, а ещё все люди разные, поэтому опыт каждого уникален. Я пишу о себе и о тех очень общих вещах, о которых мой психиатр говорил, что это классические проявления/переживания/тенденции. Заодно я разговаривала со знакомыми со схожими диагнозами, у них примерно такое же. Но это не значит, что у каждого тревожно-расстроенного в точности такие же проявления. Однако периодически я буду употреблять местоимение “мы”, а не “я” для таких вот Как Правило общих штук.

      Выжимка определений из Википедии:

      Психическое расстройство — это некое изменение работы мозга, иногда генетическое, иногда связанное со средой, иногда хер знает почему вообще.

      Тревожное расстройство значит, что от нескольких недель до нескольких месяцев подряд человек испытывает устойчивую тревогу, не связанную с определенными объектами и ситуациями. Это выражается

    • в паническом overthinking (переобдумывании), то есть постоянном прокручивании в голове разных ситуаций и попытках поиска решений или подбора сценариев развития;
    • в моторном напряжении (суетливость, дрожь, невозможность расслабиться, головные боли) и
    • в вегетативной гиперактивности (потливость, тахикардия, головокружение, сухость во рту).
    • Паническое расстройство — это всё то же самое, плюс панические атаки, внешне похожие на инфаркт.

      И ещё раз — если у вас это всё иногда бывает — вы живой человек с тревогами. Психрасстройство подразумевает, что у вас происходит Всё вот это, почти непрерывно и на протяжении долгого срока.

      Раскрою красоту понятия overthinking про себя, потому что у всех оно явно разное.

      (Про моторное и вегетативное раскрывать нечего, тут все понятно, и оно у меня есть в полном объеме)

      Любое _непонятное_ начинает крутиться у меня в голове 24/7 (буквально, потому что спать я не могу). При этом любое непонятное — это не только плохое. Ася Казанцева (передаю ей тут привет) в своей первой книжке написала великолепное объяснение, что стресс — это не только что-то плохое, а вообще любое непривычное. Даже хорошее. Даже внимание от человека, который нравится (и тебе привет). Даже внезапное предложение классной работы. Что угодно. А непонятное оно потому, что мозг крутит аргументы за и против в примерно одинаковых объемах и получается как-то так:

      “принц посмотрел на меня три раза” — “случайно” — “но он ещё улыбнулся” — “из вежливости” — “но в гости же звал не из вежливости” — “он просто общительный, он всех, небось, зовет” — “но меня часто” — “нет, это редко”

      “она мой друг, мы много вместе пережили, она всегда находит время меня выслушать” — “просто воспитанная или боится послать” — “я спрашивала, она говорила, что нет, я ей верю” — “у неё хватает своих проблем, и есть другие друзья, не отвлекай ее и не навязывайся” — “но…” — “нет”

      И это еще не паническая атака, это просто фон. Постоянный.

      Не знаю, как подчеркнуть, что я себя не накручиваю.

      Я не _хочу_ так думать. Я ЗНАЮ, что есть люди, которые меня любят, которым я важна, которых можно просить о помощи. Я только не могу в это поверить.

      Я не сумасшедшая.

      Я не специально.

      Я делаю всё, что могу.

      Например, я хожу к врачам.

      Например, я принимаю прописанные таблетки.

      Например, я откликаюсь на любое внимание и запоминаю его. Я даже стараюсь сделать сенсорно-очевидной свою радость от получения внимания и заботы (правда, получается не очень)

      Например, я записываю ВСЁ хорошее, что происходит, и регулярно перечитываю (чтобы не заебывать людей переспрашиванием)

      Мне очень повезло.

      Первый же попробованный мной психиатр радостно ржал, когда в ответ на диагноз я возопила “паническое расстройство, доктор. блин, это звучит Очень Страшно. ”

      Первые же таблетки работают, пусть у меня от них всякая побочка прет, но мне снова очень повезло, мой внимательный врач старательно подбирает мне дозу каждого препарата, и теперь уже почти совсем хорошо стало.

      Наконец, у меня есть несколько знакомых, готовых терпеливо мне отвечать, что они меня любят вне зависимости от того, верю я в это сейчас или нет.

      И всё равно меня периодически накрывает, и я веду себя как в конец чокнутая истеричка.

      Основные проблемы заключаются в том, что:

      1. В обществе принято считать, что быть ментально нездоровым стыдно. Поэтому нам трудно найти достаточно безопасное окружение, чтобы рассказать о своем опыте. Поэтому ментально здоровые люди мало знают о том, что с нами происходит. И получается замкнутый круг.
      2. В обществе принято считать, что люди делятся на здоровых и психов. То есть, кто не псих, тот должен справляться сам. А кто не справляется, тот слабак и ему должно быть стыдно. Поверьте, нам обычно и есть стыдно. Это не помогает справляться.
      3. Есть непрерывная вилка между

      а) быть честным и рассказать о диагнозе (но тогда есть вероятность тратить уйму ресурсов на опровержение мифов, уточнение, что и как, объяснений, что ты не сумасшедший, чувства вины, что загрузил, необходимость оправдываться, объяснять, почему не справляешься, а то и вообще получить реакцию, из которой будет очень не очевидно, что собеседнику ваши переживания не по барабану)

      б) не напрягать другого человека своими проблемами (но тогда есть чувство вины, что ты нечестен, нет поддержки, и усугубляется одиночество и страх)

    • В качестве поддержки нам говорят то, от чего становится хуже. Говорят очень хорошие, добрые, внимательные, любимые люди в порыве искренней заботы (“нет-нет-это-не-правда-они-хотели-унизить-обидеть-сделать-больно-поиздеваться” mode off).
    • Что не надо говорить (дальше будет и о том, что стоит говорить):

    • “Да почему ты паникуешь-то?” — Ни почему. Давайте вспомним определение. Ситуация может не влиять никак. Если же ситуация влияет, например, необходимость пойти на вечеринку — то невозможно объяснить, что именно вызывает ужас.
    • “Это все в твоей голове” — Да. А голод весь в животе. К сожалению, это никак не меняет реальность ощущений.
    • “Но ты же понимаешь, что ничего страшного не происходит/не произошло/не произойдет?” — Да. И поэтому я чувствую себя ебанутой истеричкой, совершенно нерациональной и тупой.

    И нет. Потому что мое тело, мой мозг все равно не знают этого и ведут себя так, словно меня насилует дементор. Я знаю, что дементоров нету, но я _так_чувствую.

  • “У меня тоже бывали панические атаки” — Да, я уже писала, что они бывают почти у всех. Если у вас их не было несколько недель как минимум и по несколько раз в день, то это не совсем то. Хотя я вам очень сочувствую, любая паническая атака — это тяжело. И страшно.
  • “А мне помогло…” — В случае, если у вас есть диагноз, эта фраза — совершенно легитимная подележка своим опытом лечения. Если диагноза, поставленным врачом, нет, то постарайтесь удержаться от советов. Хотя я ПОНИМАЮ, что это благое намерение помочь, и даже, вероятно, продемонстрировать, что человек не один, но речь сейчас не о вас. И это не поможет. Поможет только прописанное врачом лечение, иначе это не было бы психическим расстройством. А если ваш друг диагностирован, то врач уже выписал ему все, что может помочь. И наконец зачастую то, что советуют, просто невыполнимо.

    “больше спать” — как, если сердце не унимается?

    “заняться спортом” — как, если на пороге дома ты валишься в обморок? (я не так давно три часа ревела, потому что Не Понимала, что надеть, чтобы выйти в магазин. seriously. вы меня знаете, мне на одежду почти совершенно наплевать. а тут — три часа в коридоре на полу)

    “медитировать” — как, если не можешь дышать?

    “больше гулять” — как, если подгибаются колени?

    (в моем случае — не было ещё ничего, что бы мне советовали, а я еще не пробовала на регулярной основе)

  • “Ой, таблетки… Может, лучше не надо?” — Ох. Во-1, если можно справиться без таблеток, то человек справится. Медитациями и позитивными мыслями, вот этим всем. Во-2, давайте снова вспомним определение. “Изменение работы мозга”. Понимаете, очень сложно силой воли изменить у себя уровень гормонов, например. Я не спец, конечно, но, по-моему, очень сложно. В-3, если целью этого высказывания была поддержка, то ее не чувствуется, скорее наоборот. Повторю, что принять решение обратиться к психиатру — сложное, его просто так не принимают, сомневаться в этом решении странно, врач в курсе какие таблетки и на какой срок прописывать, они помогают, с них слезают).
  • “С тобой все будет хорошо, люди и не с таким живут, да ничего страшного” — неловко говорить, ребят, но это обесценивание чужих переживаний. Кажется, что поддержка, минимизация страха, но по ту сторону проблемы таки обесценивание. Оно скорее вызывает реакцию, что ничего вы не понимаете, и не надо больше с вами делиться, раз мои проблемы для вас фигня.

    Отдельно хочу упомянуть подбадривающую фразу “тебе скоро станет лучше” или “скорее поправляйся” (так я реформулирую услышанное давеча “давай уже, поправляйся скорее, а то не поприкалываться даже!”). Как всегда, не могу говорить за всех, но есть отзывы, что слово “скоро” словно подгоняет. Мы сами себе говорим “ничего, ничего, мне скоро станет лучше, ничего страшного”, но когда так говорят другие, то начинает казаться, что лучше обязано наступить прям быстро, иначе мы напрягаем других. Нечестно, да. Извините.

  • “А ты сейчас по-настоящему, всерьез нервничаешь или из-за своей болезни?” — На самом деле, это хороший вопрос. Я вот себе его непрерывно задаю. С одной стороны есть я, клевая и беззаботная, а есть совершенно отдельный сидящий внутри хорек-паникер. С другой стороны, мой мозг — это часть меня, и любая моя болезнь, любое мое состояние — тоже часть меня. Пусть и временная. Засада в том, что я не знаю, что из этого более истинно. И иногда я знаю, что париться повода нет. А иногда — вот мне сейчас никто в любви не признается, потому что никто меня не любит, разумно же, есть же повод нервничать?
  • “Только не рассказывай Имяреку” — Во-1, мнение, что эту информацию надо скрывать, несет в себе посыл, что иметь ментальное расстройство — стыдно. Я про это уже писала, и мне кажется, не стоит культивировать подобное мнение; дополнительное чувство стыда будет только мешать жить и справляться с расстройством. Во-2, мы сами разберемся кому и что говорить. Может, всем. Может, никому. Может, тому, с кем безопасно.
  • “Не может быть! Ты кажешься такой нормальной/Ты ведешь себя так нормально!” — Нет. Просто нет. Просто не оперируйте понятием нормальности, пожалуйста.
  • “Почему тебе надо все контролировать?” — Жизнь с паническим расстройством значит жизнь в осознании того, что я не контролирую то, что для других естественно. Я все время чувствую, что я не контролирую свой мозг. Я хочу не бояться на пустом месте, не ревновать на пустом месте, не переспрашивать по двести раз одно и то же, чтобы получить подтверждение, что он правда сказал мне “до завтра”, а это же значит, что он теоретически не против однажды снова со мной поговорить, да? да. Но не могу. Стремление контролировать все возможное (для вас) — это стремление контролировать хоть что-то (для нас), это минимальная забота о себе. Позвольте нам это делать, пожалуйста.

(Передаю привет всем спонсорам этого списка)

Ещё раз хочу подчеркнуть, если бы можно было просто Справиться с паническими атаками и тревожным расстройством, мы бы это давно сделали. Это достаточно неприятное состояние, чтобы сделать ВСЁ, чёрт возьми, что можно, чтобы это прекратить.

По ощущениям тебя словно окатывают ледяной водой, в ушах стучит, выступает пот, трясет, руки дрожат и немеют, сердце колотится так, что больно, но иногда наоборот замирает, горло перехватывает, говорить сложно, перед глазами разноцветные пятна, а иногда словно мир отдаляется и расплывается, звуки искажаются, и голову долбит мысль, что это невозможно, невыносимо и надо срочно сматываться, вот только ты, как в страшном сне, не можешь двигаться. (В лучшем случае просто начинает крутиться какая-то одна мысль. Как бешеная, безостановочно, и почти видно это колесо с кучей аргументов, и оно ускоряется, а мир вокруг расплывается и теряет цвет, и перестаешь его замечать, и перестаешь чувствовать тело, и все, что остается, это вот эта круговерть ада)

И снова — это ни от чего не зависит, это появляется ни с того, ни с сего, на пустом месте. Да, бывает, что есть какие-то определимые триггеры, например, публичные выступления (или то, что он_мне_не_отвечает!) но в целом

  • можно проснуться посреди ночи от паники и желания сбежать из своей же кровати
  • можно сидеть спокойно за компом и пересматривать любимый фильм
  • можно гулять с друзьями
  • можно быть на танцах, со всех сторон в объятьях и радости
  • можно быть на вечеринке
  • можно тусить в кафе
  • Можно быть вообще где угодно и делать что угодно. Фигня в том, что когда панические атаки повторяются с некоторой частотой, то тебе уже никуда не хочется, потому что ты боишься, что вот будешь с друзьями, и вдруг вскочишь и убежишь на улицу, потому что вдруг ушат холодной воды и невыносимо. Страшно, что будешь на свидании и вдруг не сможешь говорить и думать, и будет очень стыдно, и надо будет еще и объяснять. Появляются опасения, что устроишь истерику в магазине, где куча людей, и все смотрят и осуждают. И начинаешь себя ограничивать, чтобы не напрягать других людей и как-то облегчить жизнь себе. Потому что страшно быть с незнакомыми и стыдно быть со знакомыми.

    Если вас угораздило быть партнером/другом/собеседником человека с тревожным или паническим расстройством, я вам невероятно сочувствую. Это очень нелегко. Вам важно помнить, что вы ни в чем не виноваты. Вы не отвечаете за чувства другого человека. Вы не вызываете у него никаких реакций, его бы и так ебошило паникой. (Тут мой внутренний мудак, конечно, орет, что еще как вызываете, но все равно) вы не обязаны никак облегчать его состояние. Вы имеете полное право ограничить или прекратить общение. Вы можете просить помощи и жаловаться на то, как нелегко быть другом такого ебанутого параноика (только, пожалуйста, не жалуйтесь ему, помните про kvetching order — https://www.facebook.com/borzenkam/posts/835177443282589).

    Снова и снова и снова — вы имеете полное право выбирать не общаться, никто не заставляет (не должен заставлять вас) грохать кучу сил и времени в облегчение состояния другого человека, вас может пугать вся эта муть или вызывать отторжение. Я только очень прошу вас удержаться от жестокости и не прикалываться и не усугублять состояние ментально нездоровых людей. Для этого достаточно не говорить того, о чем я сказала.

    А если вы чувствуете в себе достаточно мужества и ресурсов, чтобы не только не прекратить общение с тревожно-расстроенным, то вот, например, что можно сделать (я искала информацию в сети, но в русскоязычной части интернета пишут сплошь херню, которая меня, например, только дополнительно бы раздражала, поэтому, если будете искать, не принимайте все на веру, а переспрашивайте у живых людей).

    Что вы можете сделать во время панических атак близкого человека:

  • сохранять спокойствие (или уйти и позвать того, кто сохранит). Хороший вопрос “кого позвать?”, возможно, у атакованного в окрестностях есть близкий человек, исполняющий обязанности патронуса
  • увести паникующего в максимально тихое и безлюдное место
  • усадить (или дать спокойно бегать по кругу, вставая между его головой и твердыми предметами)
  • спросить, где таблетки и в какой дозировке их принять (скорее всего, психиатр выдал ему колеса, которые надо принимать при атаке)
  • сказать “все хорошо”, “ты в безопасности”, “я с тобой” (да, это вроде как сенсорно-очевидно, но лучше сказать все равно), “я не тороплюсь” (это поможет атакованному снизить чувство вины от того, что ему тут плохо, когда у вас другие Явно Более Важные дела), “как я могу помочь?”

    (не нужно говорить “тебе нужно успокоиться”, паникующий и так в курсе, просто не может. Не нужно говорить “ты отлично справляешься” — это оценочное суждение, вы вряд ли понимаете лучше паникующего, справляется ли он, и паникующий с вами скорее всего не согласен)

  • обнять или приобнять за плечи, или положить руку на плечо, в зависимости от близости ваших отношений. если паникующий позволит, то лучше всего обнять и _очень_глубоко_дышать_самому, его дыхание начнет подстраиваться под ваше
  • когда отпустит, отвезти друга домой. После атаки могут резко кончиться силы, а в случае приема таблеток может срубить в сон. А потом будет стыдно, что вы всё это видели, но как тут вести себя идеально я не знаю , потому что всегда успевала сбегать. Наверное, я бы хотела, чтобы у меня уточнили, от каких действий мне становилось легче, и показали бы каким-то образом, что этот дивный совместный опыт не испортил наши отношения ко всем чертям
  • Что вы можете сделать в целом (повторю снова — КОГДА и ЕСЛИ у вас есть ресурс):

  • валидировать состояние вашего друга, поверить и признать, что у него есть проблема, что она не выдуманная и не накрученная, что он делает все, что может, что ему нелегко, что он молодец, что сказал вам, и вообще молодец, что что-то делает (я долгое время не шла к психиатру, потому что мне казалось, что я все свои проблемы выдумала)
  • признать и подтвердить, что у вас нет опыта психического расстройства, что вы многого не знаете, что опыт друга уникален (если у вас есть диагностированное расстройство, вы и без меня знаете, что опыт каждого все равно уникален)
  • спросить у него, что именно в вашем поведении может ему помочь (потому что у всех по-разному, и то, что я пишу, это или очень общие штуки, типа “создать безопасное пространство для поделёжки”, или довольно личные штуки, и это может не сработать для другого человека. Он про свои особенности явно знает больше, чем я, или чем вы. Я это уже говорила, знаю)
  • поощрять лечение (бывает, что таблетки не всегда работают из-за индивидуальных особенностей и их надо менять, а это расстраивает и подрывает веру в скорое исцеление. Помнить о том, сколько всего, когда и в каких дозах надо принимать — довольно утомительно. Делить одно колесо на четвертинки — совсем невесело. Кроме того, они дорогие)
  • позволять другу избегать триггерных ситуаций. То есть, если можете, брать на себя какие-то штуки, которые вам не сложны, а другу — ад. Например, телефонный разговор (чесслово, не нужно ВОСПИТЫВАТЬ в друге способность делать это самому. Он умеет. Когда припрет, он сделает сам. Просто у него это вызовет реальную физическую реакцию с тахикардией, головокружением, трясущимися руками, расстройством желудка и так далее. А это не обязательно)
  • предлагать свою компанию и поощрять преодоление тревоги постфактум (меня, скажем, трясет от покупки одежды. Знаете, магазины, консультанты, ярлычки эти рядами, как в морге, необходимость выбирать и вот это все. Да, для “нормальных людей” это пустяк, а мне проще донашивать за всеми знакомыми их шмотьё. Но иногда деваться некуда, и делать это проще в компании, и чтобы потом похвалили)
  • подтверждайте свое отношение и поступками и словами (дааааа, если вы вот приехали посреди ночи, заварили чай и держите друга за руку, то вам кажется, что ОЧЕВИДНО, что вам на него не наплевать. Но ему это может быть не очевидно. Ваще никогда не будет лишним повторить, что он вам важен, близок, дорог, вы его любите, и вы тут. И даже если он не верит, все равно тут, вот, сидите теплый, обнимаете)
  • снова подтверждайте. И ещё раз. И контрольный
  • На этом у меня всё. Спасибо всем, кто выдержал столько букв.

    Если я где-то налажала — буду рада поправкам.

    Если где-то что-то непонятно — буду рада вопросам.

    Ещё раз передаю привет всем прекрасным людям, после бесед с каждым из которых я дополняла эту проповедь.

    Пожалуйста, перед тем, как реагировать, убедитесь, что вы не наступите на описанные мной грабли 🙂

    Пожалуйста, реагируйте, а то мне, кроме шуток, тревожно.

    medium.com

    About : admin