21 Май, 2018

Диссоциативное расстройство личности люди

Диссоциативное расстройство личности

Каждый человек с самого детства обладает памятью, может легко отличить свои воспоминания о том, что произошло с ним от событий из чужих жизней, книг или фильмов. Мы знаем, кто мы, понимаем собственную индивидуальность и гордимся своей неповторимостью, стремимся выделиться.

Однако родившись, ребенок еще не осознает этих, казалось бы, элементарных истин. И, тем не менее, именно в младенчестве и раннем детстве человек осознает себя, свою личность и самость, опираясь на помощь и опыт родителей, окружающих его взрослых людей и своих сверстников.

Если же в какой-то момент человек по различным причинам перестает осознавать свое место в мире, начинает испытывать проблемы с самоидентификацией, памятью и пр., возникает диссоциативное расстройство личности.

Сразу отметим, что на сегодняшний день в научной и медицинской сфере нет единого мнения о том, стоит ли подобные состояния считать психическими отклонениями.

Диссоциативное расстройство идентичности

Без сомнения, одним из самых интересных во всех отношениях расстройств этого направления является диссоциативное расстройство идентичности, или проще – раздвоение личности. В истории психиатрии описано менее сотни случаев подобного изменения сознания человека. В определенный период, чаще всего после сильного стресса, человек словно раздваивается (в некоторых случаях может наблюдаться и большее количество личностей). При этом одна «часть», как правило, не помнит о том, что делала вторая. Более того, одна личность не знает или не желает знать о существовании личности-соседа. Довольно точно жизнь человека с таким видом диссоциативного синдрома описана в повести Роберта Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».

В реальной жизни симптоматика такого измененного сознания обычно несколько проще. Человек по каким-либо причинам придумывает себе иную жизнь, может делиться «воспоминаниями» о событиях «происходивших» в ней. Не стоит путать это с фантазиями, особенно присущими детям младшего возраста. Маленьких детей часто ругают за ложь и выдумки. Однако разница между такими проделками и диссоциацией велика. Страдающие от подобного синдрома люди уходят таким образом от окружающей их реальности, верят в истинность своих «воспоминаний» и ощущений. А вот для детей это своего рода игра, с помощью которой они познают мир и проверяют законы общения.

Диссоциативное расстройство личности и его симптомы

Симптомы таких расстройств всегда очень индивидуальны. Чаще всего это ложные воспоминания, невозможность отличить собственные ощущения и воспоминания от чужих, неспособность или нежелание самоидентификации и понимания своего места в мире Еще одним примером диссоциативного расстройства личности является кратковременная потеря памяти. Чаще всего подобное состояние наблюдается у людей, испытавших сильный стресс: переживших жестокое насилие, попавших в зону активных боевых действий, выживших в страшных катастрофах или потерявших близких людей. Это своего рода защитная реакция человеческого разума, попытка на время отрешиться от слишком сильных негативных эмоций. Симптомы такого диссоциативного расстройства просты: мозг словно стирает часть страшных воспоминаний, человек не может вспомнить, что же с ним произошло. Впоследствии такие люди могут полностью вернуться к нормальному образу жизни, возможно, со временем данные воспоминания частично или полностью вернутся. Однако в особо сложных формах такого расстройства кратковременная потеря памяти может повторяться в дальнейшем.

Современные исследования диссоциаций показывают, что чаще всего такие состояния возникают у людей, обладающих богатым воображением, способных к абстрагированию. Причиной же изменения сознания чаще всего становится стресс, пережитый в детском возрасте.

kak-bog.ru

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности (раздвоение или расщепление личности, расстройство множественной личности, синдром множественной личности, органическое диссоциативное расстройство личности) – редко встречающееся психическое расстройство, при котором утрачивается личностная идентичность и возникает впечатление, что в одном теле существует несколько разных личностей (эго-состояний).

Существующие в человеке личности периодически сменяют одна другую, и при этом активная в настоящий момент личность не помнит о событиях, которые происходили до момента «переключения». Пусковым механизмом для смены личности могут послужить какие-то слова, ситуации или места. Смену личностей сопровождают соматические нарушения.

«Личности» могут отличаться друг от друга умственными способностями, национальностью, темпераментом, мировоззрением, полом и возрастом.

Синдром раздвоения личности упоминался еще в трудах Парацельса – сохранились его записи о женщине, которая считала, что у нее кто-то ворует деньги. Однако на самом деле деньги тратила ее вторая личность, о которой женщина ничего не знала.

В 1791 г. штутгартский городской врач Эберхард Гмелин описывал молодую горожанку, которая под влиянием событий французской революции (Германия в это время стала прибежищем для многих французских аристократов) обрела вторую личность – француженку с аристократическими манерами, прекрасно говорившую на французском, хотя первая личность (немецкая девушка) им не владела.

Встречаются также описания лечения подобных расстройств китайскими препаратами.

Расщепление личности часто описывается и в художественной литературе.

Болезнь считалась чрезвычайной редкостью – до середины XX века было задокументировано всего 76 случаев раздвоения личности.

О существовании синдрома раздвоения личности широким массам стало известно после исследований, проведенных в 1957 году психиатрами Корбеттом Тигпеном и Херви Клекли. Итогом их исследований стала книга «Три лика Евы», в которой подробно описывается случай их пациентки — Евы Уайт. Интерес к феномену вызвала и изданная в 1973 г. книга «Сибил», героине которой был поставлен диагноз «расстройство множественной личности».

После выхода и экранизации данных книг количество больных, страдающих диссоциативным расстройством идентичности, увеличилось (с 1980-х по 1990-е годы зарегистрировано до 40 тыс. случаев), поэтому некоторые ученые считают это заболевание ятрогенным (вызванным влиянием психотерапевтов).

«Диагностический и статистический справочник психических расстройств» включает расстройство множественной личности как диагноз с 1980 года.

В некоторых случаях люди, имеющие расстройство множественной личности, не считают это состояние расстройством. Так, автор бестселлера «Когда кролик воет» Трудди Чейз отказалась от интеграции своих субличностей в единое целое, утверждая, что все ее личности существуют как коллектив.

Диссоциативное расстройство идентичности в настоящее время составляет 3% от всего количества психических заболеваний. У женщин в связи с особенностями психики заболевание фиксируется в 10 раз чаще, чем у мужчин. Такая зависимость от пола может быть связана с затрудненной диагностикой расщепления личности у мужчин.

Этиология раздвоения личности в настоящее время до конца не изучена, но имеющиеся данные говорят в пользу психологической природы заболевания.

Диссоциативное расстройство идентичности возникает благодаря механизму диссоциации, под воздействием которого разделяются на части мысли или конкретные воспоминания обычного человеческого сознания. Изгнанные в подсознание раздвоенные мысли спонтанно всплывают в сознании благодаря триггерам (пусковым механизмам), которыми могут стать события и объекты, присутствующие в окружающей среде во время травматического события.

Для возникновения расстройства множественной личности необходимо сочетание:

  • Непереносимого стресса или сильных и частых стрессов.
  • Способности к диссоциации (человек должен уметь отделять от сознания собственное восприятие, воспоминания или идентичность).
  • Проявления в процессе индивидуального развития защитных механизмов психики.
  • Травматического опыта в детстве при недостатке заботы и внимания по отношению к пострадавшему ребенку. Аналогичная картина возникает при недостаточной защите ребенка от последующего негативного опыта.
  • Унифицированная идентичность (целостность Я-концепции) не возникает при рождении, она развивается у детей благодаря множеству переживаний. Критические ситуации создают препятствие для развития ребенка, и в результате многие части, которые должны интегрироваться в относительно унифицированную идентичность, остаются обособленными.

    Исследования североамериканских ученых выявили, что 98% людей, страдающих раздвоением личности, в детстве стали жертвами насилия (у 85% имеются документальные подтверждения этого факта). Оставшаяся группа пациентов сталкивалась в детском возрасте с серьезными заболеваниями, смертью близких и другими серьезными стрессовыми ситуациями. На основании данных исследований предполагается, что именно пережитое в детстве насилие является главной причиной раздвоения личности.

    Долговременное исследование Огавы и др. показывает, что предрасполагающим к диссоциации фактором также является отсутствие доступа к матери в двухлетнем возрасте.

    Способность к генерации множественных личностей проявляется не у всех детей, переживших насилие, потерю или другие серьезные травмы. Пациенты, страдающие диссоциативным расстройством идентичности, отличаются способностью легко входить в состояние транса. Именно сочетание этой способности со способностью к диссоциации считается фактором, способствующим развитию расстройства.

    Диссоциативное расстройство идентичности (DID) – современное название расстройства, которое известно широким массам как множественное расстройство личности. Это самое тяжелое расстройство из группы диссоциативных нарушений психики, которое проявляется большинством известных диссоциативных симптомов.

    К основным диссоциативным симптомам относят:

  • Диссоциативную (психогенную) амнезию, при которой внезапная потеря памяти обусловлена травмирующей ситуацией или стрессом, а усвоение новой информации и сознание не нарушено (часто наблюдается у людей, переживших военные действия или стихийное бедствие). Потеря памяти осознается пациентом. Психогенная амнезия чаще встречается у молодых женщин.
  • Диссоциативную фугу или диссоциативную (психогенную) реакцию бегства. Проявляется во внезапном уходе пациента с рабочего места или из дома. Во многих случаях фуга сопровождается аффективно суженным сознанием и последующей частичной или полной потерей памяти без осознания наличия этой амнезии (человек может считать себя другой личностью, в результате наличия стрессового опыта вести себя иначе, чем до фуги, или не осознавать происходящее вокруг него).
  • Диссоциативное расстройство идентификации, в результате которого человек идентифицирует себя с несколькими личностями, каждая из которых доминирует в нем с разным временным интервалом. Доминирующая личность определяет взгляды человека, его поведение и т.д. так, как будто эта личность – единственная, а сам пациент в период доминирования одной из личностей не знает о существовании других личностей и не помнит исходную личность. Переключение обычно происходит внезапно.
  • Деперсонализационное расстройство, при котором человек периодически или постоянно испытывает отчуждение собственного тела или психических процессов, наблюдая за собой как бы со стороны. Могут присутствовать искаженные ощущения пространства и времени, нереальности окружающего мира, несоразмерности конечностей.
  • Синдром Ганзера («тюремный психоз»), который выражается в умышленной демонстрации соматических или психических расстройств. Появляется как следствие внутренней потребности выглядеть больным без цели получить выгоду. Поведение, которое наблюдается при данном синдроме, напоминает поведение больных шизофренией. Синдром включает мимоговорение (на простой вопрос дается ответ невпопад, но в пределах темы вопроса), эпизоды экстравагантного поведения, неадекватность эмоций, снижение температурной и болевой чувствительности, амнезия в отношении эпизодов проявления синдрома.
  • Диссоциативное расстройство, которое проявляется в виде транса. Проявляется в сниженной реакции на внешние раздражители. Раздвоение личности – не единственное состояние, при котором наблюдается транс. Состояние транса наблюдается при монотонности движения (летчики, водители), у медиумов и др., но у детей такое состояние обычно возникает после травмы или физического насилия.
  • Диссоциация может наблюдаться также как результат длительного и интенсивного насильственного внушения (обработка сознания заложников, различные секты).

    Признаки раздвоения личности также включают:

  • Дереализацию, при которой мир кажется нереальным или отдаленным, но деперсонализация отсутствует (нет нарушения самовосприятия).
  • Диссоциативную кому, для которой характерна потеря сознания, резкое ослабление или отсутствие реакции на внешние раздражители, угасание рефлексов, изменение тонуса сосудов, нарушение пульса и терморегуляции. Возможен также ступор (полная обездвиженность и отсутствие речи (мутизм), ослабленные реакции на раздражение) или не связанная с соматоневрологической болезнью потеря сознания.
  • Эмоциональную лабильность (резкие перепады настроения).
  • Возможны тревожные или депрессивные состояния, попытки суицида, приступы панических атак, наличие фобий, расстройств сна или питания. Иногда у пациентов наблюдаются галлюцинации. Эти симптомы не связывают напрямую с раздвоением личности, поскольку они могут быть последствием психологической травмы, вызвавшей расстройство.

    Диссоциативное расстройство идентичности диагностируется на основании четырех критериев:

  • У пациента должно быть минимально два (возможно и больше) личностных состояния. Каждая из этих личностей должна обладать индивидуальными особенностями, характером, собственным мировоззрением и мышлением, они по-разному воспринимают действительность и в критических ситуациях отличаются поведением.
  • Эти личности контролируют поведение человека по очереди.
  • У пациента присутствуют провалы в памяти, он не помнит важных эпизодов своей жизни (свадьбу, рождение ребенка, прослушанный курс в университете и т.д.). Проявляются в виде фраз «Я не могу вспомнить», но обычно пациент приписывает это явление проблемам с памятью.
  • Возникшее диссоциативное расстройство идентичности не связано с острой или хронической алкогольной, наркотической или инфекционной интоксикацией.
  • Раздвоение личности необходимо отграничивать от ролевых игр и фантазий.

    Поскольку диссоциативная симптоматика развивается и при крайне выраженных проявлениях посттравматического стрессового расстройства, а также при расстройствах, связанных с появлением болевых ощущений в области каких-то органов в результате актуального психического конфликта, раздвоение личности необходимо отграничивать от этих расстройств.

    У пациента имеется «базовая», главная личность, которая является обладательницей настоящего имени, и которая обычно не подозревает о наличии других личностей в своем теле, поэтому если у пациента предполагается наличие хронического диссоциативного расстройства, психотерапевту необходимо изучить:

  • отдельные аспекты прошлого пациента;
  • актуальный психический статус пациента.
  • Вопросы интервью группируются по темам:

  • Амнезия. Желательно, чтобы пациент привел примеры «провалов во времени», поскольку микродиссоциативные эпизоды при определенных условиях встречаются и у абсолютно здоровых людей. У пациентов, которые страдают хронической диссоциацией, ситуации с провалами во времени наблюдаются часто, обстоятельства амнезии не связаны с монотонной деятельностью или предельной концентрацией внимания, отсутствует вторичная выгода (она присутствует, например, при чтении увлекательной литературы).
  • На начальном этапе общения с психиатром пациенты не всегда признаются, что переживают подобные эпизоды, хотя у каждого пациента есть по крайней мере одна личность, которая переживала подобные провалы. Если пациент привел убедительные примеры наличия у него амнезии, важно исключить возможную связь этих ситуаций с употреблением наркотиков или алкоголя (наличие связи не исключает раздвоение личности, но усложняет диагностику).

    Помогают прояснить ситуацию с провалами во времени вопросы о наличии в гардеробе (или на себе) пациентки вещей, которые она не выбирала. У мужчин такими «неожиданными» предметами могут быть средства передвижения, инструменты, оружие. Подобный опыт может затрагивать людей (незнакомцы утверждают, что знают пациента) и отношения (поступки и слова, о которых пациент знает по рассказам близких). Если незнакомые люди, обращаясь к пациенту, использовали другие имена, их надо уточнить, поскольку они могут принадлежать другим личностям пациента.

  • Деперсонализация/дереализация. Этот симптом чаще всего встречается при диссоциативном расстройстве идентичности, но он также характерен для шизофрении, психотических эпизодов, депрессии или височной эпилепсии. Преходящая деперсонализация наблюдается также в подростковом возрасте и в моменты предсмертного переживания в ситуации тяжелой травмы, поэтому нужно помнить о дифференциальном диагнозе.
  • У пациента нужно уточнить, знакомо ли ему состояние, при котором он наблюдает за собой как за посторонним человеком, смотрит «кино» про самого себя. Такие переживания свойственны половине пациентов с раздвоением личности, и обычно наблюдателем является главная, базовая личность пациента. При описании этих переживаний пациенты отмечают, что ощущают в эти моменты потерю контроля над своими действиями, смотрят на себя из некоей наружной, расположенной сбоку или сверху, фиксированной точки пространства, видят происходящее будто бы из глубины. Данные переживания сопровождаются сильным испугом, а у людей, не страдающих расстройством множественной личности и получивших подобный опыт в результате предсмертных переживаний, это состояние сопровождается ощущением отстраненности и покоя.

    Возможны также ощущение нереальности кого-то или чего-то в окружающей действительности, восприятие себя как мертвого или механического и др. Поскольку подобное восприятие проявляется при психотической депрессии, шизофрении, фобиях и обсессивно-компульсивном расстройстве, необходим более широкий дифференциальный диагноз.

  • Жизненный опыт. Клиническая практика показывает, что у людей, страдающих расщеплением личности, определенные жизненные ситуации повторяются гораздо чаще, чем у людей без данного расстройства.
  • Обычно пациенты с расстройством множественной личности обвиняются в патологической лживости (особенно в детстве и подростковом возрасте), отрицании поступков или поведения, которое наблюдали другие люди. Сами пациенты убеждены, что они говорят правду. Фиксация подобных примеров будет полезна на этапе терапии, поскольку поможет объяснить непонятные для главной личности происшествия.

    Пациенты с раздвоением личности очень чувствительны к неискренности, страдают обширной амнезией, охватывающей определенные периоды детства (установить это помогает хронологическая последовательность школьных лет). В норме человек способен последовательно рассказать о своей жизни, восстанавливая в памяти год за годом. У людей с раздвоением личности часто наблюдаются резкие колебания показателей школьной успеваемости, а также значительные лакуны в цепочке воспоминаний.

    Часто в ответ на внешние стимулы возникает состояние флэшбэк, при котором в сознание непроизвольно вторгаются воспоминания и образы, кошмары и сноподобные воспоминания (флэшбек также входит в клиническую картину ПТСР). Флэшбек вызывает сильное беспокойство и отрицание (защитная реакция главной личности).

    Наблюдаются также навязчивые образы, связанные с первичной травмой, и неуверенность в реальности некоторых воспоминаний.

    Характерно также проявление неких знаний или навыков, которые удивляют пациента, поскольку он не помнит, когда их приобрел (возможна и внезапная утрата).

  • Основные симптомы К. Шнайдера. Пациенты с раздвоением личности могут «слышать» агрессивные или поддерживающие голоса, спорящие в их голове, комментирующие мысли и действия пациента. Могут наблюдаться феномены пассивного влияния (часто это автоматическое письмо). К моменту диагностики главная личность часто имеет опыт общения со своими альтернирующими личностями, но трактует это общение как разговор с самим собой.
  • При оценке актуального психического статуса внимание уделяется:

  • внешнему виду (может радикально меняться от сеанса к сеансу, вплоть до резких перемен в привычках);
  • речи (меняется тембр, словарный запас и т.д.);
  • моторике (тики, судороги, дрожание век, гримасы и реакции ориентировочного рефлекса часто сопровождают смену личностей);
  • процессам мышления, которые часто характеризуются нелогичностью, непоследовательностью и наличием странных ассоциаций;
  • наличию или отсутствию галлюцинаций;
  • интеллекту, который в целом остается неповрежденным (только в долговременной памяти выявляется мозаичная дефицитарность);
  • рассудительности (степень адекватности суждений и поведения может резко меняться от взрослого поведения к детскому).
  • Обычно у пациентов выявляется заметная неспособность к обучению на основании прошлого опыта.

    Также проводят ЭЭГ и МРТ для исключения наличия органического поражения головного мозга.

    Диссоциативное расстройство идентичности – расстройство, при котором необходима помощь психотерапевта, имеющего опыт в лечении диссоциативных расстройств.

    Основными направлениями лечения являются:

  • облегчение симптомов;
  • реинтеграция различных существующих в человеке личностей в одну хорошо функционирующую идентичность.
  • Для лечения используют:

  • Когнитивную психотерапию, которая направлена на изменение стереотипов мышления и нецелесообразных мыслей и убеждений методами структурированного обучения, эксперимента, тренировок в ментальном и поведенческом планах.
  • Семейную психотерапию, направленную на обучение семьи взаимодействию с целью снизить дисфункциональное влияние расстройства на всех членов семьи.
  • Клинический гипноз, помогающий пациентам достичь интеграции, облегчающий симптомы и способствующий изменению характера пациента. Раздвоение личности нужно лечить при помощи гипноза с осторожностью, поскольку гипноз может спровоцировать появление множественной личности. В работах специалистов по лечению расстройства множественной личности Эллисона, Кола, Брауна и Клафта описываются случаи применения гипноза, облегчающие симптомы, укрепляющие эго, снижающие тревогу и создающие раппорт (контакт с гипнотизером).
  • Относительно успешно применяют инсайт-ориентированную психодинамическую терапию, помогающую преодолеть полученную в детстве травму, вскрывающую внутренние конфликты, определяющую потребность человека в отдельных личностях и исправляющую определенные защитные механизмы.

    Лечащий терапевт должен с одинаковым уважением относиться ко всем личностям пациента и не принимать какую-то одну сторону в имеющемся у пациента внутреннем конфликте.

    Медикаментозное лечение направлено исключительно на устранение симптомов (тревоги, депрессии и др.), поскольку не существует медикаментов для устранения расщепления личности.

    При помощи психотерапевта пациенты быстро избавляются от диссоциативного бегства и от диссоциативной амнезии, но иногда амнезия приобретает хроническую форму. Деперсонализация и другие симптомы расстройства носят, как правило, хронический характер.

    В целом всех пациентов можно разделить на группы:

  • Первая группа отличается наличием преимущественно диссоциативных симптомов и посттравматических признаков, общая функциональность не нарушена, благодаря лечению полностью выздоравливают.
  • Вторая группа отличается сочетанием диссоциативных симптомов и расстройства настроения, пищевого поведения и др. Лечение пациентами переносится тяжелее, оно протекает менее успешно и более длительно.
  • Третья группа кроме наличия диссоциативных симптомов отличается выраженными признаками других расстройств психики, поэтому длительное лечение направлено не столько на достижение интеграции, сколько на установление контроля над симптомами.
  • Диссоциативное расстройство идентичности является психическим заболеванием, поэтому стандартных профилактических мер для данного расстройства нет.

    Поскольку основной причиной данного расстройства считается насилие над детьми, в настоящее время над выявлением и устранением такого насилия работают многие международные организации.

    В качестве профилактики диссоциативного расстройства необходимо своевременное обращение к специалисту при выявлении у ребенка психологических травм или пережитого сильного стресса.

    liqmed.ru

    Расстройство диссоциативное (конверсионное)

    Психотерапевт, cтаж 7 лет

    Дата публикации 27 марта 2018 г.

    Определение болезни. Причины заболевания

    Диссоциативные (конверсионные) расстройства связаны с нарушениями памяти, осознания, идентичности (понимания «кто я такой») или восприятия. Люди с диссоциативными нарушениями используют диссоциацию (восприятие происходящего не от своего лица, а как бы со стороны) как защитный механизм патологически и непроизвольно. Некоторые диссоциативные расстройства вызваны психологической травмой. Однако таким расстройствам, как деперсонализация/дереализация, может предшествовать стресс, психоактивные вещества или неидентифицируемый триггер (автоматическая реакция на раздражитель). [1]

    Диссоциативные расстройства характеризуются непроизвольным отходом от реальности (отключение мыслей, идентичности, сознания и памяти). Люди всех возрастных групп, расовой и этнической принадлежности, социально-экономического статуса могут испытывать такие психологические проблемы.

    Считается, что диссоциативные расстройства имеют корни в травматическом детском опыте, но симптомология у детей и подростков часто диагностируется неправильно. [14] [19] [20] [21] Существует несколько причин, по которым распознавание симптомов диссоциации у детей вызывает затруднение:

  • детям сложно описать их внутренний опыт; [21]
  • опекуны пропускают сигналы, могут попытаться скрыть своё собственное оскорбительное или пренебрежительное поведение; [21]
  • незаметные симптомы; [14]
  • нарушения памяти, настроения или концентрации, связанные с диссоциацией, могут быть неверно истолкованы как симптомы других расстройств. [14]
  • Возникает множество споров вокруг темы диссоциативных расстройств, которые встречаются как у взрослых, так и у детей. Во-первых, продолжаются дискуссии, связанные с этиологией (происхождением) диссоциативного расстройства идентичности. Суть этой дискуссии заключается в том, что диссоциативное расстройство идентичности является результатом детской травмы и дезорганизованной привязанности. [19] [23] Во-вторых, возникают вопросы о качественном и количественном отличии диссоциации, как защиты, от патологической диссоциации. Опыт и симптомы диссоциации могут варьироваться от более «мирских» до тех, которые связаны с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), острым стрессовым расстройством (ОСР) или с диссоциативными расстройствами. [14]

    Симптомы заболевания

    Симптомы диссоциативного расстройства первоначально развиваются как ответ на травматическое событие (насилие или военный конфликт), чтобы держать эти воспоминания под контролем. Стрессовые ситуации могут ухудшить симптомы и вызвать проблемы с социальным функционированием в повседневной деятельности. Однако симптомы, которые испытывает человек, будут зависеть от типа диссоциативного расстройства человека.

    Отношение и личные предпочтения (например, в еде, деятельности, одежде) человека при диссоциативном расстройстве личности могут внезапно измениться, а затем вернуться в прежнее состояние. Появление альтернативной личности происходит непроизвольно, без желания и вызывает дискомфорт. Люди с диссоциативным расстройством идентичности могут чувствовать, что они внезапно стали наблюдателями своих слов и действий, или они начинают ощущать своё тело иначе (например, как маленький ребенок, как личность противоположного пола).

    Диссоциативные расстройства обычно развиваются как способ справиться с травмой. Расстройства чаще всего возникают у детей, подвергшихся хроническому физическому, сексуальному или эмоциональному насилию. Однако это расстройство может также образоваться из-за тяжелых травм, таких как война или смерть близкого человека.

    Чтобы помочь людям понять причину и справиться с травматическим стрессом и диссоциативными расстройствами, необходимо описывать явление диссоциации и цель, которую он может выполнять, следующим образом:

  • Диссоциация — это разъединение между мыслями, воспоминаниями, действиями и чувством того, кем он является. Это нормальный процесс, который приходилось испытывать каждому. Примеры мягкой, общей диссоциации включают в себя мечтание, дорожный гипноз или «заблуждение» в книге или фильме. Все они связаны с «потерей контакта» с осознанием непосредственного окружения.
  • Во время травматического опыта, такого как несчастный случай, катастрофа или преступление, диссоциация может помочь человеку терпеть то, что в противном случае было бы слишком трудно переносить. В подобных ситуациях человек может отделить память о месте, обстоятельствах или чувствах, связанных с подавляющим событием, мысленно избегая страха, боли и ужаса. Это может затруднить последующее запоминание деталей опыта, о чём сообщают многие пострадавшие и пострадавшие от несчастных случаев.

    Диссоциативное расстройство идентичности — один из видов диссациотивных расстройств, при котором у человека кроме его основной личности существует одна или несколько косвенных. Такое расстройство связано с подавляющим опытом, травматическими событиями, которые произошли в детстве. Ранее оно упоминалось как множественное расстройство личности.

    Симптомы диссоциативного расстройства идентичности (критерии диагностики) включают:

    • существование двух или более отдельных идентичностей (или «состояний личности»). Чёткие идентичности сопровождаются изменениями в поведении, памяти и мышлении. Признаки и симптомы могут наблюдаться другими или сообщаться индивидуумом;
    • текущие пробелы в памяти о повседневных событиях, личной информации и/или прошлых травматических событиях.
    • Симптомы вызывают серьезные проблемы в социальной, профессиональной или других областях функционирования.

      Такое вид нарушения не должен быть нормой в общепринятой культурной и религиозной жизни людей. Однако во многих культурах во всем мире «раздвоение личности» является нормальной частью духовной практики и не является диссоциативным расстройством.

      Симптомы диссоциации могут проявляться по-разному на разных стадиях развития у детей и подростков. Степень восприимчивости людей к развитию диссоциативных симптомов также будет неодинакова в разном возрасте. Поэтому необходимы дальнейшие исследования проявления диссоциативных симптомов и уязвимости на протяжении всего периода их развития. [14] [19] А также необходимы дополнительные исследования стабильности восстановление молодого пациента на протяжении долгого времени. [22]

      В исследованиях подтверждается гипотеза о том, что текущая или недавняя травма может повлиять на оценку человеком отдаленного прошлого, изменение опыта пережитого и привести к диссоциативным состояниям. [25] Однако экспериментальные исследования в когнитивной науке продолжают оспаривать утверждения относительно обоснованности конструкции диссоциации, которая по-прежнему основана на фрейдистских представлениях о репрессиях (защитный механизм психики). Даже заявленная этиологическая связь между травмой и диссоциацией была поставлена под сомнение. Альтернативная модель предполагает развитие диссоциации на основе недавно установившейся связи между лабильным (неустойчивым) циклом «сна-бодрствования» и ошибками памяти, когнитивными неудачами, проблемами в контроле внимания и трудностями при отличении фантазии от реальности. [26]

      Классификация и стадии развития заболевания

      Диссоциативные расстройства связаны с проблемами памяти, идентичности, эмоций, восприятия, поведения и чувства самого себя. Диссоциативные симптомы могут потенциально разрушить каждую область психического функционирования.

      Примеры диссоциативных симптомов включают опыт отчуждения или чувства, как будто человек находится вне тела, и потерю памяти (амнезию). Диссоциативные расстройства часто связаны с предыдущим опытом травмы.

      Существует три типа диссоциативных расстройств [2] :

      1. Диссоциативное расстройство идентичности (ранее множественное расстройство личности)
      2. Диссоциативная амнезия (ранее психогенная амнезия)
      3. Деперсонализация/дереализация

      Диссоциативная амнезия: временная потеря памяти и воспоминаний из-за травматического или стрессового события. Она считается наиболее распространенным диссоциативным расстройством среди документированных. Основным симптомом является трудность запоминания важной информации о себе. Диссоциативная амнезия может распространяться на конкретное событие или же на информацию об идентичности и историю жизни. Начало эпизода амнезии обычно внезапно, может длиться от нескольких минут до нескольких лет (в зависимости от тяжести травмы пациента). [4] [5] Средний возраст людей, подверженных данному типу расстройства, не установлен. Поэтому на протяжении всей жизни человек может испытывать несколько эпизодов подобного расстройства.

      К диссоциативной амнезии также относят диссоциативную фугу, которая ранее выделялась как отдельный тип диссоциативных расстройств. Это обратимая амнезия для личной идентичности, которая толкает человека на незапланированное путешествие или блуждание. Иногда сопровождается установлением новой идентичности. Это состояние обычно связано со стрессовыми жизненными обстоятельствами. Может быть коротким или продолжительным. [3]

      Как диссоциативная амнезия, так и диссоциативная фуга обычно появляются у взрослого населения, реже возникают после 50 лет. Международная классификация болезней (МКБ-10) классифицирует расстройство конверсии (защитного механизма психики) как диссоциативное расстройство [6] , тогда как диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV) классифицирует его как соматоформное расстройство.

      Деперсонализационное расстройство: периоды отчуждения от себя или окружающего мира. Это расстройство связано с постоянными чувствами отрешенности от действий, чувств, мыслей и ощущений, как будто человек смотрит фильм (деперсонализация). Иногда люди могут ощущать, что другие люди и вещи в окружающем их мире нереальны (дереализация). При этом сохраняется осознание того, что это всего лишь чувство, а не реальность. Симптомы могут длиться недолго или возвращаться время от времени на протяжении многих лет. Средний возраст начала такого расстройства — 16 лет, хотя эпизоды деперсонализации могут начинаться с раннего и среднего детства. Менее 20% людей с этим расстройством начинают испытывать эпизоды подобных отчуждений после 20 лет.

      Диссоциативное расстройство идентичности. Это заболевание характеризуется чередованием нескольких личностей. Человек может чувствовать, что один или несколько голосов пытаются взять его под свой контроль. Часто эти личности могут иметь уникальные имена, характеристики, манеры и голоса. В крайних случаях личность хозяина не знает о других чередующихся личностях; однако альтернативные личности могут быть осведомлены обо всех существующих идентичностях. [3] Люди с диссоциативным расстройством личности будут испытывать пробелы в памяти о ежедневных событиях, личной информации и травмах. Диссоциативное расстройство идентичности вызвано продолжающейся детской травмой, которая происходит до шести лет. [7] [8] У людей с диссоциативным расстройством личности обычно есть близкие родственники, которые испытывали подобные переживания. [9]

      Женщины с подозрениями на расстройство личности диагностируются чаще мужчин, поскольку у них чаще проявляются острые диссоциативные симптомы. Мужчины же склонны отрицать симптомы и историю травм. Это может привести к повышенной вероятности установления ложноотрицательного диагноза.

      Среди людей с диссоциативным расстройством личности распространены попытки самоубийства и другие варианты самоповреждающего поведения. Более 70% амбулаторных пациентов с диссоциативным расстройством личности пытались совершить самоубийство.

      Диагноз может быть поставлен с помощью структурированных интервью:

    • расписание интервью с диссоциативными расстройствами (DDIS);
    • структурированное клиническое интервью для диссоциативных расстройств DSM-IV (SCID-D);
    • интервью с использованием шкалы диссоциативных переживаний (DES), которая является вопросником для оценки состояния самосознания пациента. [13]
    • Некоторые диагностические тесты были разработаны и адаптированы специально для работы с детьми и подростками («Детская версия меры по оценке ответа» (REM-Y-71), «Детское интервью относительно диссоциативных переживаний» (CDC), «Диссоциативный контрольный список поведения детей» (CBCL), «Ребенок» — подсистема диссоциации поведения и контрольный список симптомов травмы для подкласса Dissociation для детей). [14]

      Существуют проблемы с классификацией, диагностикой и терапевтическими стратегиями диссоциативных и конверсионных расстройств, которые могут быть истолкованы в историческом контексте истерии. Даже текущие системы, используемые для диагностики диссоциативных расстройств, (DSM-IV и ICD-10), различаются способом определения классификации. [15] В большинстве случаев специалисты в области психического здоровья по-прежнему не решаются диагностировать пациентов с диссоциативным расстройством, поскольку до установления диагноза «диссоциативное расстройство» у этих пациентов, более чем вероятно, диагностируется большая депрессия, тревожное расстройство и посттравматическое расстройство. [16]

      Важной проблемой при диагностике диссоциативных расстройств является вероятность того, что пациент симулирует симптомы, чтобы избежать негативных социальных последствий. Молодые преступники, которые должны понести уголовное наказание, сообщают о таком диссоциативном расстройстве как амнезия. В рамках одного исследования было обнаружено, что 1% несовершеннолетних правонарушителей сообщил о полной амнезии во время насильственного преступления, а 19% заявили о частичной амнезии. [17] Были также случаи, когда люди с диссоциативным расстройством личности раскрывали противоречивые свидетельства в суде, в зависимости от присутствующей личности. [18]

      Врачи диагностируют диссоциативные расстройства на основе анализа симптомов и личной истории. Врач может проводить тесты, чтобы исключить физические состояния, которые могут вызвать такие симптомы, как потеря памяти и чувство нереальности (например, травма головы, поражения головного мозга или опухоли, лишение сна или опьянение). Если физические причины исключены, специалист по психическому здоровью часто консультируется для проведения оценки состояния пациента.

      На многие особенности диссоциативных расстройств может влиять культурный фон человека. В случае диссоциативного расстройства идентичности и диссоциативной амнезии пациенты могут проявлять необъяснимые, неэпилептические припадки, паралич или сенсорную потерю. В условиях, когда «раздвоение личности» является частью культурных убеждений, фрагментированные личности человека могут восприниматься как духи, божества, демоны или животные. Межкультурный контакт может также влиять на характеристики других идентичностей. Например, человек в Индии, подвергшийся воздействию западной культуры, может присутствовать с «изменником», который говорит только по-английски. В культурах с очень строгими социальными условиями амнезия часто вызвана тяжелым психологическим стрессом, таким как конфликт, вызванный угнетением. Наконец, добровольно индуцированные состояния деперсонализации могут быть частью медитативной практики, распространенной во многих религиях и культурах, и не должны быть диагностированы как расстройство.

      В дополнение к диагностическим тестам для детей и подростков был разработан ряд подходов для улучшения распознавания и понимания диссоциации у детей. Недавние исследования были направлены на выяснение неврологической основы симптомов, связанных с диссоциацией, путём изучения нейрохимических, функциональных и структурных нарушений мозга, которые могут возникнуть в результате детской травмы. [19] Другие специалисты в этой области утверждали, что выявление дезорганизованной привязанности у детей (проявляется при постоянном подавлении ребёнка) может помочь предупредить врачей о возможности диссоциативных расстройств. [20]

      Антидепрессанты и транквилизаторы являются лечебными средствами, которые не излечивают, но помогают контролировать симптомы диссоциативных расстройств. Общепринятым способом лечения являются атипичные нейролептики (арипипразол, оланзапин, кветиапин). Также эффективны противосудорожные средства нового поколения. Кветиапин начинается с дозировки 25-50 мг и увеличивается на 50 мг до тех пор, пока не будет достигнуто разрешение симптомов. Более высокую дозу необходимо принимать вечером из-за сильного седативного (успокаивающего) эффекта препарата. Другие лекарства, такие как СИОЗС, могут уменьшить беспокойство и опасение диссоциации.

      Леветирацетам также может быть эффективен при лечении диссоциации. Ещё один вариант лечения — ламотриджин (начинается с 25 мг и увеличивается на 25 мг каждые 2 недели). Считается, что эффекты этих новых противосудорожных препаратов являются вторичными по отношению к модуляции ГАМК. [11]

      Лечение обычно связано с психотерапией. Терапия может помочь людям получить контроль над диссоциативным процессом и симптомами. Цель терапии — помочь интегрировать (объединить) различные элементы идентичности. Терапия может быть интенсивной и сложной, поскольку она включает в себя запоминание и преодоление прошлых травматических переживаний. Когнитивная поведенческая терапия и диалектическая поведенческая терапия — это два часто используемых типа терапии. Было также установлено, что при лечении диссоциативного расстройства идентичности полезен гипноз.

      Нет никаких лекарств для непосредственного лечения симптомов диссоциативного расстройства личности. Однако лекарство может быть полезным при лечении связанных состояний или симптомов (например, использование антидепрессантов для лечения симптомов депрессии).

      Долгосрочная психотерапия помогает пациенту объединить несколько своих личностей в одну. «Травма прошлого должна быть исследована и разрешена с надлежащим эмоциональным переживанием. Госпитализация может потребоваться, если поведение становится странным или разрушительным». [9] Диссоциативное расстройство идентичности имеет тенденцию повторяться в течение нескольких лет и может стать менее проблемной примерно после 40 лет. [9]

      Психотерапия часто включает:

    • гипноз (способствует запоминанию и проработке травмы; помогает вспомнить истинную личность и запомнить события прошлого);
    • арт-терапию (использование творческого процесса для помощи в выражении мыслей пациента);
    • когнитивную терапию (терапия для выявления нездоровых и негативных убеждений/поведения);
    • лекарства (антидепрессанты, противотревожные препараты или транквилизаторы).
    • Вышеперечисленные лекарства только помогают контролировать симптомы психического здоровья, связанные с расстройствами. [10]

      При диссоциативной амнезии состояние пациента может проясниться после его «удаления» из травматической ситуации (при условии, если эпизод связан с травматическим событием).

      Психотерапия полезна для человека, у которого есть травматические прошлые события, требующие решения. [9] Когда обнаруживается и лечится диссоциативная фуга, многие люди быстро восстанавливаются. Проблема, возможно, никогда не повторится. [9]

      Прогноз. Профилактика

      При соответствующем лечении многие люди успешно справляются с основными симптомами диссоциативного расстройства личности и улучшают свою способность функционировать и жить продуктивной, полноценной жизнью.

      probolezny.ru

      Разница между шизофренией и диссоциативным расстройством идентичности

      Поскольку шизофрения и диссоциативное расстройство имеет достаточно схожий симптома-комплекс, то изначально исторически считалось, что это шизофрения и ДРИ одно и то же расстройство. Дальнейшие исследования показали, что существуют существенные различия. Брэнд в 2010 году описал качественные отличия, которые помогают дифференцировать диагноз.

      Амнезия – это не симптом шизофрении, но является обязательным критерием для диагностики диссоциативного расстройства идентичности. Амнезия при ДРИ часто описывается как «потеря времени» или «веерные переключения», что не свойственно при шизофрении. Исключение могут составлять – ярко выраженный психоз. Кроме того, для ДРИ характерна амнезия на большие периоды жизни в детском возрасте.

      Диссоциативные симптомы гораздо шире и четче представлены при ДРИ, чем при шизофрении. Они могут быть оценены с помощью Шкалы Диссоциации. При ДРИ и другом специфическом диссоциативном расстройстве личности показатели по этой методике значительно выше, чем при шизофрении и других сопутствующих не дисоциативных расстройствах.

      Люди с диссоциативным расстройством идентичности часто имеют рано начавшуюся тяжелую хроническую детскую травматизацию и показывают высокий уровень травматизации по Роршаху, хотя для некоторых или всех альтернативных идентичностей характерна полная амнезия на историю детства, включая психические травмы. Люди с шизофренией имеют меньшую по тяжести хроническую детскую травматизацию и показывают более низкие показатели по Роршаху.

      Люди с ДРИ, как правило, не имеют негативных симптомов шизофрении. Таким образом, отсутствие данных симптомов помогает провести дифференциацию между диагнозами. Чаще всего эти симптомы относятся к потере способности делать элементарные вещи по уходу за собой, и к эмоциональной уплощенности (притупленный аффект).

      Физические проблемы со здоровьем

      Физические проблемы со здоровьем, причину которых не удается установить, часто встречается при диссоциативном расстройстве идентичности. Особенно распространены головные боли, фибромиалгия, желудочно-кишечные расстройства и гинекологические проблемы.

      Логическое мышление и организационная деятельность

      Мышление и организационные способности нарушаются при шизофрении. При ДРИ мышление остается более логичным и структурированным, и, как правило, сохраняется навык саморефлексии.

      В DSM-IV этот симптом при ДРИ описывается как:

      «Например, наличие более, чем одной диссоциативной части личности может быть ошибочно принято за бред, или разговор между альтернативными идентичностями может быть ошибочно принят за слуховые галлюцинации, что приводит к путанице в диагностике.»

      Галлюцинации: слуховые галлюцинации и флэшбэки

      В то время как, упоминание о галлюцинациях не было включено в DSM-V, оно присутствовало как симптом ПТСР в DSM-IV-TR:

      Диссоциативному расстройству идентичности почти всегда сопутствует ПТСР, но из-за амнезии, котрая является обязательным симптомом при ДРИ, флэшбэк может возникнуть у какой-нибудь идентичности и не связаться с определенной травмой. Это может привести к тому, что флэшбэки ошибочно могут принимать за галлюцинации, в основе которых не лежит травма. Флэшбэки являются отдельными переживаниями и могут быть разнообразны по формам: зрительные образы, звуки, ощущения в теле, сильные неистовые эмоции.

      Например, «однажды я обернулась и увидела человека с поднятым ножом. Это изображение было как ночной кошмар, несмотря на бодрствование.» Это может быть визуальное воспоминание предыдущего травматического опыта, когда человек угрожал ножом, но в случае если человек не соотнес это изображение с травмой, то оно является галлюцинацией, которая не является симптомом ПТСР. В таких случаях требуется дополнительная информация о контексте произошедшего изображения, чтобы была возможность понять, было ли это симптомом ПТСР или это один из психотических симптомов.

      Человек с ДРИ, который не осознает источника голоса (звука), может признать это ненормальными переживаниями, и не будет пытаться объяснять их происхождение бредовыми идеями, в отличие от человека, находящегося в психозе.

      Голоса, которые кажутся причудливыми и необычными, свойственны больше для шизофрении.

      Люди с ДРИ признают голоса нереальным или ненормальным явлением, в отличие от людей с шизофренией, которые считают голоса чем-то естественным, и не признают их галлюцинациями.

      Люди с ДРИ имеют сложные разговоры и могут слышать несколько разговоров одновременно (что является редкостью при шизофрении) или имеют кратковременные периоды, когда видят разговоры своих идентичностей.

      Альтернативные части при диссоциативном расстройстве идентичности могут попадать в психоз, но это не будет означать, что человек как цельная система личностей находится в психозе.

      Присутствие разных различных альтернативных идентичностей и их попеременное появление является обязательным критерием при диагностике ДРИ. Часто не все люди с ДРИ осознают наличие этих альтернативных идентичностей и переключения между ними, поскольку они сами могут быть не в курсе происходящего с ними из-за амнезии между идентичностями. Тогда помогают окружающие, которые наблюдают и говорят, что что-то странное происходит, то, например, девочка себя ведет как парень, то резко считает себя зрелой женщиной, и не может вспомнить нить разговора с близким другом или не знает с кем она, вообще, разговаривает сейчас.

      Диагностические тесты, в том числе Шкала Диссоциации, может быть использована в качестве определения проявлений альтернативных личностей, которые человек не осознает.

      Брэнд считает, что люди с шизофренией могут, как бы воплощать альтернативную идентичность, но обязательно с магическими и бредовыми идеями (например, я должен был стать пророком Давидом, когда стал дьяволом).

      Сопутствующие расстройства при ДРИ и ПТСР

      При ДРИ некоторые диссоциированные идентичности могут иметь психотическое расстройство, но это не равносильно, что человек целиком пребывает в психотическом состоянии.

      Шизофрения и диссоциативное расстройство идентичности редко сопутствуют друг другу. Наличие одного исключает другое расстройство.

      Люди с шизофренией часто могут иметь правдоподобное ПТСР, чтобы в дальнейшем искусственно создать кажущуюся схожесть с диссоциативным расстройством идентичности. Однако, люди с ДРИ, как правило, имеют больше сопутствующих расстройств, включая ПТСР, расстройства настроения, тревожные расстройства, смешанные расстройства личности и соматоформные расстройства.

      www.didrus.com

    About : admin