29 Май, 2018

Что такое пограничные состояния

Что такое пограничные состояния психики,

пограничные нарушения – аддиктивные расстройства

В нашей стране до сих пор на бытовом уровне существует страх перед такой областью медицины как психиатрия, перед психиатрическим диспансером, больницей или кабинетом, перед врачом-психиатром. Нередко признаться даже самому себе в наличии проблем связанных с нарушениями психики – означает заболеть, самой что ни на есть «дурной болезнью», сравнимой разве что со СПИДом или онкопатологией. А обратиться к психиатру для многих означает добровольно признаться в своей неизличимой социальной несостоятельности, по сути, вычеркнуть себя из списка «живых и здравствующих людей, до конца дней своих». «Не дай мне бог сойти с ума. Нет, лучше посох и сума… Да, вот беда: сойти с ума, и страшен будешь как чума, как раз тебя запрут, посадят на цепь дурака и сквозь решетку как зверька дразнить тебя придут… » (А.С.Пушкин).

Все прекрасно знают, что существуют широко известные болезни, с одной стороны, соматических органов (сердца, печени, почек желудочно-кишечного тракта, поджелудочной, щитовидной или других желез внутренней секреции, опорно-двигательного аппарата и т.д.), периферической нервной системы (радикулит, воспаления различных участков периферической нервной системы: лицевого, седалищного, затылочного и др. нервных структур), а чаще всего комплексные нейро-соматические расстройства, с другой стороны, – заболевания центральной нервной системы («душевные болезни») – предмет большой психиатрии: шизофрении, маниакально-депрессивные и реактивные психозы, параноидальные расстройства психики, или аддиктивные болезни (патологические аддикции – addiction – в переводе с английского «зависимость, навязчивость») – предмет наркологии (алкоголизм, наркомании, лудомании – игровые зависимости и др.).

И невдомёк многим согражданам, что существует огромная область, так называемых, пограничных состояний психики (между психическим здоровьем и болезнью): неврозы, фобии, синдром хронической усталости, синдром человека пережившего различные экстремальные неадекватные для его психики потрясения: «военный синдром», «синдром человека пережившего землетрясение, наводнение» и т.д. Причём, пограничные состояния в 5-10 раз более распространены, чем болезни «большой психиатрии» [Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Личностные и диссоциативные расстройства: расширение границ диагностики и терапии. – Новосибирск: изд-во НГПУ, 2006. – 448 с.].

Зачастую, хронические пограничные состояния психики являются первопричиной развития в последующем и соматических, и нейросоматических заболеваний, вплоть до онкологии, а также стойкого нарушения иммунореактивности с резким повышением вероятности заболеваемости инфекционными или аутоиммунными заболеваниями, например, рассеянным склерозом и т.д.

Вместе с тем, так сложилось в нашей стране, что если диагностикой и лечением соматических, нервных, нейросоматических болезней занимается огромный отряд врачей различных специальностей и специализацией, «болезни большой психиатрии» лечат врачи-психиатры, патологические аддикции – врачи-наркологи, то пограничные состояния психики остались практически за пределами медицины и занимаются решением этих, весьма распространенных, проблем только психологи, психотерапевты, которых многие путают с психиатрами и пугаются даже мысли о том, что надо бы к ним обратиться. В то время как в европейских странах, в США, Канаде, Японии и ряде других стран большинство людей имеют своего «личного» не только семейного врача, адвоката, но и психотерапевта, в России такой практики пока почти не существует.

Мы уже отмечали, что по современным представлениям подавляющее большинство болезней человека, особенно неинфекционных, относятся к психосоматическим расстройствам. Это означает, что в механизмы их формирования, протекания и исходы значительный, нередко определяющий, вклад вносят психогенные посттравматические, постстрессовые расстройства. К ним относятся не только известные постстрессовые состояния, возникшие в результате действия на человека экстремальных фактором среды («афганский синдром», «чеченский синдром», «синдром человека пережившего землетрясение», «синдром человека пережившего бытовое, сексуальное насилие» и т.д.), но и «бытовые» постстрессовые состояния (синдром хронической усталости, психосоматические нарушения, возникшие в связи с проблемами в личной жизни, быту, в производственной деятельности, бизнесе и т.д.), а также различного рода фобии и неврозы.

Основным компонентом постстрессовых расстройств (ПСР) является неадекватная (гипертрофированная) по интенсивности ответная реакция организма на раздражитель, напоминающий по своей информационной природе стресс-фактор, вызвавший формирование ПСР. Причём нередко своевременное купирование психогенной составляющей постстрессовых расстройств позволяет предотвратить вторичные соматические заболевания, включая нарушения функционирования иммунной, сердечно-сосудистой и пищеварительной систем, гормональные нарушения, онкопатологию и др. В тех же случаях, когда соматические осложнения постстрессовых расстройств уже начали формироваться, купирование их психогенной составляющей оказывает мощный лечебный эффект на соматические проявления ПСР.

Лечением постстрессовых расстройств занимаются специалисты психотерапевты, рефлексотерапевты, психологи, но без понимания глубоких нейрофизиологических механизмов их формирования и без современной биофизической аппаратуры, созданной на основе этого знания, эффективность известных методов коррекции ПСР оставляет желать лучшего. Подавляющее большинство психологов, психотерапевтов используют неинструментальные методы коррекции пограничных нарушений психики, препараты психотропного и антидепресантного действия, и лишь в последние годы стали развиваться инструментальные, например, рефлексотерапевтические методы не только в практической неврологии, но и в психотерапии.

Одной из наиболее эффективных биофизических технологий, позволяющей существенно повышать эффективность коррекции ПСР, является рефлексотерапевтическая биофизическая технология ЭМАТ («Электроника. Медицина. Акупунктура. Технологии»), использующаяся в нашем кабинете психотерапевтической помощи населению – «Антифобия».

Технология ЭМАТ позволяет запускать процессы самореорганизации (самовосстановления) в нейронных сетях мозга и водных кластерах организма человека. Она создана на основе нейрофизиологической модели процессов формирования патологических аддиктивных состояний и расстройств и приборно-программного комплекса для биоритмологической электропунктуры «ЭМАТ-экспресс-01».

Попытаемся систематизировать пограничные состояния – аддиктивные расстройства (не путать с болезнями зависимости) и приведём некоторые примеры симптоматики такого рода расстройств.

antifobia.ru

Вопрос 8: Норма и патология. Типология аномального развития. Пограничные состояния и умеренные отклонения в развитии.

Понятие «психическая норма» активно используется и психологами, и психотерапевтами, не говоря уже о психиатрах, которых можно считать своеобразными «хранителями» этого понятия. Однако если попросить всех этих специалистов ответить на вопрос о том, что такое психическая норма и каковы ее критерии, то мы можем встретить определенные затруднения. В настоящее время в психологии все ещё не существует единого представления о норме. Одним из ведущих источников заимствований в психологии является понятийный аппарат медицины, в частности, психиатрии. В психиатрии понятие «нормы» традиционно существует в виде дихотомии «норма — патология».

Впервые вопрос о норме возник в тех областях психиатрии и психологии, которые имели дело с так называемыми пограничными явлениями, такими как психопатии. Усилению интереса к проблеме нормы и патологии способствовал психоанализ З.Фрейда, включивший «психопатологии обыденной жизни» в психопатологии.

Важным импульсом к развитию понятия «норма» послужили социально-психологические методы изучения человеческой психики, в результате было выяснено, что содержание понятий «норма» и «патология» зависит от культуры, в условиях которой живет человек.

Проблема взаимосвязи наличия дефектов и аномального развития изучается в отдельной науке дефектологии, основы которой заложил Л.С. Выгодский.

Определенно можно сказать, что наличие дефекта какой-либо функции еще не означает, что человек будет иметь проблемы в развитии. Сложная взаимосвязь врожденных и приобретенных дефектов, а также определенных социальных условий может рассматриваться как причина аномального развития человека.

Определение, данное Н.Е. Бачериковым с соавт.: «Психическая норма представляет собой индивидуальную динамическую совокупность психических свойств конкретного человека, позволяющая ему адекватно своему возрасту, полу и социальному положению познавать окружающую действительность, адаптироваться к ней и выполнять свои биологические и социальные функции в соответствии с возникающими личными и общественными потребностями. С понятием психической нормы тесно связано понятие психического здоровья, поскольку по внутренней логике психическая норма предполагает и наличие психического здоровья, т. е. отсутствие чётко определимого психического расстройства, наличие определённого функционального резерва организма, позволяющего человеку преодолевать психосоциальные стрессы и экстремальные ситуации». Типология аномального развития

В детском возрасте чувствительность отдельных сторон психики к вредоносным воздействиям определяется не столько их характером, сколько особенностями той возрастной стадии развития, на которой находится ребенок. Чем меньше ребенок, тем больше на первый план выступают признаки нарушения развития — дизонтогенеза. Чем раньше произошло поражение мозга, тем чаще в картине дизонтогенеза появляется компонент психического недоразвития. Помимо общего недоразвития в условиях болезни процесс онтогенеза характеризуется явлениями неустойчивости, асинхронии, при которых своевременно не возникают необходимые взаимодействия между отдельными системами. В этой связи вероятно появление признаков изоляции, патологической акселерации, регресса ряда психических функций. Эти изменения задерживают формирование новых психических процессов, затрудняют прогрессивные перестройки, необходимые для нормального развития.

Понятие дизонтогении и основные виды психического дизонтогенеза. В 1927 г. Швальбе впервые употребил термин «дизонтогения», обозначая с его помощью отклонения внутриутробного формирования структур организма от нормального развития. Впоследствии под этим термином стали понимать различные формы нарушений онтогенеза, включая и постнатальный, преимущественно ранний, ограниченный теми сроками развития, когда морфологические системы организма еще не достигли зрелости (Ушаков). Проявления патологического воздействия на незрелый мозг» различаются в зависимости от этиологии, локализации, степени распространенности и выраженности поражения, времени его возникновения и длительности воздействия, а также социальных условий, в которых находится больной ребенок. Эти факторы определяют и основную модальность психического дизонтогенеза, обусловленную тем, страдают ли первично зрение, слух, моторика, интеллект, эмоциональная и мотивационная сфера (Лебединский). В отечественной литературе применительно к дизонтогениям принят термин «аномалии развития». Основными типами психического дизонтогенеза считаются регрессии, распад, ретардации и асинхронии психического развития.

Регрессия (регресс) — возврат функций на более ранний возрастной уровень, как временного, функционального характера (временная регрессия), так и стойкого, связанного с повреждением функции (стойкая регрессия). Так, например, к временной потере навыков ходьбы, опрятности может привести даже соматическое заболевание в первые годы жизни. Примером стойкого регресса может быть возврат к автономной речи вследствие потери потребностей в коммуникации, наблюдаемой при раннем детском аутизме (F84.0). Склонность к регрессу более характерна для менее зрелой функции. В то же время регрессу могут быть подвержены не только функции, находящиеся в сенситивном периоде, но также и функции, уже в достаточной степени закрепленные, что наблюдается при более грубом патологическом воздействии: при шоковой психической травме (F43.0), при остром начале шизофренического процесса.

Явления регресса дифференцируют от явлений распада, при котором происходит не возврат функции на более ранний возрастной уровень, а ее грубая дезорганизация либо выпадение. Чем тяжелее поражение нервной системы, тем более стоек регресс и более вероятен распад.

Под ретардацией понимают запаздывание или приостановку психического развития. Различают общую (тотальную) и частичную (парциальную) психическую ретардацию. В последнем случае речь идет о запаздывании или приостановке развития отдельных психических функций, отдельных свойств личности.

Асинхрония, как искаженное, диспропорциональное, дисгармоничное психическое развитие (Ковалев), характеризуется выраженным опережением развития одних психических функций и свойств формирующейся личности и значительным отставанием темпа и сроков созревания других функций и свойств, что становится основой дисгармонической структуры личности и психики в целом. Асинхрония развития, как в количественном, так и в качественном отношении, отличается от физиологической гетерохронии развития, то есть разновременности созревания церебральных структур и функций (Анохин). Основные проявления асинхронного развития в соответствии с представлениями физиологии и психологии в виде новых качеств возникают в результате перестройки внутрисистемных отношений. Перестройка и усложнение протекают в определенной хронологической последовательности, обусловленной законом гетерохронии — разновременностью формирования различных функций опережающим развитием одних по отношению к другим. Каждая из психических функций имеет свою «хронологическую формулу», свой цикл развития. Наблюдаются сенситивные периоды более быстрого, иногда скачкообразного развития функции и периоды относительной замедленности ее формирования.

К основным проявлениям асинхронии относят следующие.

Явления ретардации — незавершенность отдельных периодов развития, отсутствие инволюции более ранних форм, характерные для олигофрении и задержки психического развития (F84.9). Описаны дети с общим речевым недоразвитием, у которых наблюдалось патологически длительное сохранение автономной речи. Дальнейшее речевое развитие у этих детей происходит не в результате смены автономной речи на обычную, а внутри самой автономной речи, за счет накопления словаря автономных слов.

Явления патологической акселерации отдельных функций, например, чрезвычайно раннее (до 1 года) и изолированное развитие речи при раннем детском аутизме (F84.0).

Сочетание явлений патологической акселерации и ретардации психических функций, например, сочетание раннего возникновения речи с выраженным недоразвитием сенсорной и моторной сферы при раннем детском аутизме.

Понятие «аномальный ребенок».

К аномальным относятся дети, у которых физические или психические отклонения приводят к нарушению нормального хода общего развития. Различные аномалии по-разному отражаются на формировании социальных связей детей, на их познавательных возможностях. В зависимости от характера нарушения одни дефекты могут полностью преодолеваться в процессе развития ребенка, другие подлежат лишь коррекции или компенсации. Развитие аномального ребенка, подчиняясь в целом общим закономерностям психического развития детей, имеет целый ряд собственных закономерностей.

Выготский выдвинул идею о сложной структуре аномального развития ребенка, в соответствии с которой наличие дефекта какого-либо одного анализатора либо интеллектуального дефекта не вызывает выпадения одной локальной функции, а приводит к целому ряду изменений, формирующих целостную картину своеобразного атипичного развития. Сложность структуры аномального развития заключается в наличии первичного дефекта, вызванного биологическим фактором, и вторичных нарушений, возникающих под влиянием первичного дефекта в ходе последующего развития. Интеллектуальная недостаточность, возникшая в результате первичного дефекта — органического поражения головного мозга, — порождает вторичное нарушение высших познавательных процессов, определяющих социальное развитие ребенка. Вторичное недоразвитие свойств личности умственно отсталого ребенка проявляется в примитивных психологических реакциях, неадекватно завышенной самооценке, негативизме, несформированности волевых качеств.

Отмечается также взаимодействие первичных и вторичных дефектов. Не только первичный дефект может вызывать вторичные отклонения, но и вторичные симптомы в определенных условиях воздействуют на первичные факторы. Например, взаимодействие неполноценного слуха и возникших на этой основе речевых нарушений является свидетельством обратного влияния вторичной симптоматики на первичный дефект: ребенок с частичной потерей слуха не будет использовать его сохранные функции, если не развивает устную речь. Только при условии интенсивных занятий устной речью, то есть в процессе преодоления вторичного дефекта речевого недоразвития, могут эффективно использоваться возможности остаточного слуха. Важной закономерностью аномального развития является соотношение первичного дефекта и вторичных нарушений. «Чем дальше отстоит симптом от первопричины, — пишет Выготский, — тем он более поддается воспитательному лечебному воздействию». «То, что возникло в процессе развития ребенка как вторичное образование, принципиально говоря, может быть профилактически предупреждено или лечебно-педагогически

устранено». Чем дальше разведены между собой причины (первичный дефект биологического происхождения) и вторичный симптом (нарушения в развитии психических функций), тем больше возможностей открывается для его коррекции и компенсации с помощью рациональной системы обучения и воспитания. На развитие аномального ребенка оказывают влияние степень и качество первичного дефекта, время его возникновения. Характер аномального развития детей с врожденным или рано приобретенным умственным недоразвитием (F84.9) отличается от развития детей с распавшимися психическими функциями на более поздних этапах жизни.

Источником приспособления аномальных детей являются сохранные функции. Функции нарушенного анализатора, например, заменяются интенсивным использованием сохранных.

Психический дизонтогенез может быть представлен следующими вариантами (по В.В. Лебединскому):

Предлагаемая классификация дифференцирует отдельные варианты аномалий, исходя из основного качества нарушения развития. Выделяется группа аномалий, вызванных отставанием развития: искаженное и дисгармоническое развитие; и, наконец, группа аномалий, вызванных поломкой, выпадением различных функций: поврежденное и дефицитарное развитие.

Для дизонтогенеза по типу общего стойкого недоразвития наиболее типично раннее время поражения, когда имеет место выраженная незрелость мозговых систем, в первую очередь наиболее сложных, обладающих длительным периодом развития.

Типичным примером стойкого недоразвития является олигофрения. Экстенсивность поражения, связанная с генетическими пороками развития, диффузным повреждением незрелого мозга при ряде внутриутробных, родовых и ранних постнатальных воздействий, обусловливает первичность и тотальность недоразвития мозговых систем. Вторичный же дефект имеет сложный «кольцевой» характер. Он формируется, как указывалось выше, за счет недостаточности воздействия со стороны наиболее страдающих высших психических функций (ведущая координата недоразвития — «сверху-вниз»), а также в определенной мере и недостаточности воздействия дефектных базальных функций на высшие (координата «снизу-вверх»).

Характерна выраженная инертность психических процессов с фиксацией на примитивных ассоциативных связях, с трудностью их перестройки. Формирование иерархических связей грубо затруднено. В асинхронии развития преобладают явления ретардации. Различные функции недоразвиты неравномерно. Наиболее выражена недостаточность высших психических функций и меньше — базальных: развитие интеллекта, как правило, страдает в большей степени, чем речи, а последняя нарушена больше, чем восприятие, память, моторика, элементарные эмоции.

Для психического дизонтогенеза по типу задержанного развития характерно замедление темпа формирования познавательной и эмоциональной сфер с их временной фиксацией на более ранних возрастных этапах.

Задержанное психическое развитие может быть вызвано генетическими факторами, соматогенными (хронические соматические заболевания), психогенными (неблагоприятные условия воспитания), а также церебрально-органической недостаточностью, чаще резидуального характера (инфекции, интоксикации, травмы мозга внутриутробного, натального и раннего постнатального периода). При этом задержка развития эмоциональной сферы проявляется в различных клинических вариантах инфантилизма (конституционального, соматогенного, психогенного, церебрально-органического). Замедление же темпа познавательной деятельности при соматических заболеваниях будет связано с хронической астенией (общей повышенной истощаемостью), при психогенных формах — в большей мере с явлениями микросоциальной и педагогической запущенности, при церебрально-органических, наиболее часто приводящих к трудностям в обучении, с одной стороны, с нейродинамическими (в первую очередь церебрастеническими) и энцефалопатическими (психопатоподобными, эпилептиформными и др.) расстройствами, а в ряде случаев — и с первичной недостаточностью отдельных корково-подкорковых функций (праксиса, гнозиса, речи, памяти и т. д.).

Характерна мозаичность поражения, при которой наряду с дефицитарными функциями имеются и сохранные. Наблюдается инертная фиксация более элементарных связей, преимущественно в базальных звеньях, что ведет к временной задержке инволюции более ранних форм. Явления асинхронии связаны с тем, что первичный дефект чаще нарушает развитие отдельных базальных звеньев психических процессов, высшие же уровни страдают вторично (ведущая координата нарушения развития — «снизу-вверх»).

Парциальность поражения — с недостаточностью отдельных корково-подкорковых функций и большей сохранностью высших регуляторных систем, преимущественно нейродинамического характера, отличает задержанное развитие от стойкого психического недоразвития по типу олигофрении и определяет лучший прогноз динамики развития и коррекции.

Поврежденное развитие имеет ту же этиологию (наследственные заболевания; внутриутробные, натальные и постнатальные инфекции, интоксикации и травмы ЦНС), что и органическое недоразвитие психики либо задержанное. Основное отличие патогенеза связано с более поздним (после 2-3 лет) патологическим воздействием на мозг, когда большая часть мозговых систем в значительной степени уже сформирована и их недостаточность проявляется в признаках повреждения.

Следует отметить, что компонент повреждения присутствует почти при всех видах аномального развития. Однако при других видах дизонтогенеза он является либо осложняющим фактором (например, при недоразвитии по типу осложненной олигофрении), либо пусковым механизмом, например в случае замедления темпа развития, и т. д.

Характерной моделью поврежденного развития является положительная деменция. При ее возникновении в относительно раннем детском возрасте характер дизонтогенеза определяется сочетанием грубого повреждения ряда сформированных психических функций с недоразвитием онтогенетически более молодых образований (лобных систем). В более старшем детском возрасте может иметь место и первичное повреждение лобных систем. Страдают лобно-подкорковые взаимоотношения. Наряду с выпадением отдельных частных корковых функций прежде всего отмечаются расстройства эмоциональной сферы, нередко с расторможением влечении, тяжелые нарушения целенаправленной деятельности и личности в целом. Повреждение ведет к явлениям изоляции отдельных систем, распаду сложных иерархических связей, нередко с грубым регрессом интеллекта и поведения.

Особый вид дизонтогенеза представляет собой дефицитарное развитие, связанное с тяжелыми нарушениями (грубым недоразвитием либо повреждением) отдельных анализаторных систем: зрения, слуха, речи, опорно-двигательного аппарата, а также рядом инвалидизирующих хронических соматических заболеваний. Первичный дефект анализатора либо определенной соматической системы ведет к недоразвитию функций, связанных с ними наиболее тесно, а также к замедлению развития ряда других функций, связанных с пострадавшей опосредованно. Эти нарушения развития частных психических функций тормозят психическое развитие в целом. Таким образом, преимущественной координатой нарушений развития является координата «снизу-вверх». Асинхрония проявляется в разной степени недоразвития одних анализаторных систем при сохранности других. Дефицитарность отдельных сенсорных и моторных систем способствует возникновению явлений изоляции. Так, нарушение зрения приводит к недоразвитию координации между речью и действием.

Прогноз психического развития ребенка с дизонтогенезом по дефицитарному типу связан с глубиной поражения данной функции. Однако решающее значение имеет первичная потенциальная сохранность интеллектуальной сферы, других сенсорных и регуляторных систем. Дефицитарное развитие при нарушениях отдельных сенсорных систем дает наиболее яркие примеры

компенсации за счет сохранности других каналов связи и интеллектуальных возможностей. Эта компенсация осуществляется в условиях адекватного воспитания и обучения. В случае недостаточности коррекционной работы возникают явления депривации, приводящие к нарушению развития как познавательной деятельности, так и в личности ребенка.

При искаженном развитии наблюдаются сложные сочетания общего недоразвития, задержанного, поврежденного и ускоренного развития отдельных психических функций, приводящие к ряду качественно новых патологических образований.

Искаженное развитие чаще свойственно ряду процессуальных наследственных заболеваний.

Наиболее характерной моделью является дизонтогенез при синдроме раннего детского аутизма. Его этиология и патогенез неясны. В значительной части случаев речь идет о ранней детской шизофрении.

В последнее время все чаще высказывается мнение о связи этой аномалии развития и с органическим поражением мозга. Для искаженного развития характерна наиболее выраженная асинхрония. В процессе формирования психических функций наблюдается иная иерархия в последовательности развития отдельных систем, в значительной мере противоположная нормальному онтогенезу: так, преждевременное развитие речи значительно обгоняет формирование локомоторных функций, а в более старшем возрасте развитие вербального интеллекта парадоксально опережает становление предметных навыков. Большое значение в искаженном дизонтогенезе имеют явления изоляции: функции, развивающиеся ускоренно, не «подтягивают» развитие других. Формируясь на собственной узкой основе, в более тяжелых случаях они «зацикливаются», что приводит к явлениям стереотипии в речи, игровых действиях и т. д. Даже при шизофренической природе раннего аутизма явления дизонтогенеза нередко выражены больше, чем симптомы болезни. Однако последним также принадлежит определенная роль в формировании дизонтогенеза. Так, возникновение аутизма, особенно на ранних этапах развития, в большей мере не обусловлено диффузными страхами окружающего. Выраженный дефицит общения в свою очередь является важнейшим тормозом социального развития больного ребенка.

Дисгармоническое развитие по своей структуре в определенной мере напоминает искаженное развитие. Это сходство состоит в сочетании явлений ретардации одних систем с парциальной акселерацией других. Наблюдается и сходное с искаженным развитием нарушение иерархии в последовательности развития ряда психических функций. Отличие дисгармонического развития от искаженного развития состоит в том, что основой этого вида дизонтогенеза является не текущий болезненный процесс, создающий на разных этапах различные виды искаженных межфункциональных связей, а врожденная либо рано приобретенная стойкая диспропорциональность психики преимущественно в эмоционально-волевой сфере. Эта диспропорциональность, обусловливая формирование ряда аномальных вариантов личности, для которых, по Г.Е.Сухаревой, характерна «неадекватная реакция на внешние средовые раздражители, вследствие чего более или менее нарушено поведение и затруднена активная приспособляемость к окружающей среде» (1959, С. 38).

Моделью дисгармонического развития является ряд психопатий, в первую очередь конституциональных, большей частью наследственно обусловленных, а также так называемые патологические формирования личности (О.В. Кербиков, 1960, 1965; В.В. Ковалев, 1969, 1979) в результате неправильных условий воспитания.

Отсутствие как грубых психопатологических расстройств, так и прогрессирования нарушений развития, характерных для текущего болезненного процесса, ограниченность дизонтогенеза преимущественно личностной сферой переносят акцент ряда закономерностей становления данной аномалии развития с биологического фактора на социальный. Степень выраженности психопатии и даже само ее формирование в значительной мере зависят от условий воспитания и окружения ребенка. Трудности социального приспособления способствуют формированию ряда компенсаторных и псевдокомпенсаторных образований (Г.Е. Сухарева, 1959; А.Е. Личко, 1977; В.В. Ковалев, 1979 и др.)

Пограничные состояния — обозначение слабых, стертых форм нервно-психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией. Круг таких расстройств очень широк. Выделяются пограничные состояния в узком смысле — это психогении без острых психотических расстройств (реактивные состояния, неврозы), психопатии, психические нарушения в экстремальных условиях деятельности. Пограничные состояния в широком, лечебно-практическом смысле — это медленно начинающиеся вялотекущие формы шизофрении, мягкие формы циркулярного психоза (циклотимия), психосоматические расстройства, хронический алкоголизм (без выраженной деградации личности) и т. д., когда больные не обнаруживают глубоких изменений психики. В целом для пограничных состояний характерно наличие конкретных психосоциальных факторов, оказывающих доминирующее влияние на их формирование, и преходящее нарушение адаптивных возможностей и интегрированности личности. Люди, находящиеся в пограничных состояниях, нуждаются в специализированной психотерапевтической и социально-психологической помощи, которая осуществляется как медицинскими учреждениями, так и ориентированными на здоровых людей консультативными центрами, по «телефону доверия».

К числу видимых первопричин болезни относят переживаемые человеком различные конфликты психологического характера — будь то внутренние или с окружающей средой. Нередко существуют и более глубинные причины — биологическая предуготовленность, предопределенные генетически особенности характера.

Умеренные отклонения в развитии

Проблема формирования психологического здоровья детей остается одной из ведущих в коррекционной психологии. В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте начинается активное созревание органов и систем организма, как в биологическом, так и в психологическом плане.

Научные исследования последних лет подтверждают, что количество детей с умеренными отклонениями в психическом развитии (УОПР) активно возрастает. Это обуславливает необходимость дальнейшего поиска новых эффективных подходов к диагностике и коррекции их развития. Многие ученые отмечают, что умеренные отклонения в психическом развитии легко поддаются коррекции в раннем, дошкольном и младшем школьном возрасте при личностно ориентированной коррекционной системе обучения.

В современной коррекционной психологии в соответствии с концептуальными подходами Института коррекционной педагогики РАО, (г. Москва) главной задачей коррекционной (специальной) педагогики и психологии является разработка методологических, теоретических и методических основ эффективных систем специального обучения и воспитания детей с отклонениями в развитии, направленных на достижение каждым ребенком максимально возможного уровня личностного развития, образования, жизненной компетенции, интеграции в социум (Н.П.Малофеев).

Поэтому необходимо обратить особое внимание на изучение слабовыраженных или умеренных отклонений в психическом развитии (УОПР) детей старшего дошкольного — готовность к обучению в школе и младшего школьного возраста, который характеризуется как формирующий базисные школьные навыки и психологические производные функции.

Отмечается, что, среди детей с умеренными отклонениями в психическом развитии старшего дошкольного и младшего школьного возраста чаще всего встречаются дети с социально-психологической дезадаптацией и валеологическими проблемами (С.А.Белечева, Г.Ф.Кумарина, Н.Н.Назарова, А.А.Дмитриев); научные исследования последних лет показывают, что в коррекционной психологии нерешенной проблемой остается диагностика данных нарушений у детей 5-6 лет, а так же поиск новых форм коррекции, психолого-педагогического сопровождения и социальной адаптации детей данного возраста. Считается, что «трудными» дети становятся именно в этом возрасте.

Трудности психологической адаптации, возникшие в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте, без адекватной психокоррекции, и ведут к тем дезадаптивным проявлениям, которые наблюдаются в данном возрасте. Раннее психолого-педагогическое вмешательство позволяет в значительной мере компенсировать отрицательное влияние первичного дефекта. Однако общеобразовательная школа не в состоянии в полной мере осуществлять коррекцию в отклоняющемся развитии детей, в связи с отсутствием необходимых знаний в области коррекционной психологии у учителей, отсутствия механизма методологических основ психолого-педагогического сопровождения.

Перспективные исследования видных ученых подтверждают раннее начало целенаправленной коррекционной работы и психолого-педагогического сопровождения детей с УОПР (Н.Н.Малофеев, У.В.Ульенкова, Е.А.Стребелева, А.М.Несен, С.Д.Забрамная, Б.П.Пузанов, Г.Ф.Кумарина, С.Г.Шевченко, Н.М.Назарова).

Вопрос № 9. Психологическая компенсация, псевдокомпенсация, сверхкомпенсация.

В настоящее время увеличивается количество детей с различными отклонениями в развитии, поэтому им нужна психологическая помощь, частью которой является психологическая компенсация.

Психологическая компенсация — (от латинского «возмещение, уравновешивание») — это сложный процесс замещения или перестройки нарушенных, недоразвитых функций организма. В основе перестройки нарушенных функций лежат механизмы приспособления психофизического систем организма человека к изменяющимся условиям внутренней и внешней среды. Приспособление связано с процессами достижения равновесия его со средой, для чего перестраиваются как внутренние связи организма, так и связи с окружающим миром. Изменение имеющихся связей обеспечивает:

1)восстановление адекватных функций мозга и органов (биологическое приспособление);

2)восстановление психики (психологическое приспособление);

3)восстановление функций коммуникации, общения, обучения (социальное приспособление). Восстановление данных функций положительно изменяет личность в целом, и способствует уравновешиванию ее состояний, свойств, обеспечивает оптимизацию ее деятельности в соответствии с требованиями среды.

Компенсация развивается в случае активации защитных сил и мобилизации потенциальных ресурсов организма, повышения сопротивляемости патологическому процессу. Поэтому она зависит от степени сохранности данных свойств, а они в свою очередь — от длительности заболевания. Психологическое воздействие способствует высвобождению потенциальных возможностей, эмоционально активирует личность, мотивирует ее на изменение своего отношения к болезни, указывает пути совместной деятельности. Роль психологической опоры в восстановлении функций играют не только психолог, но и близкие, сверстники, учителя.

Другой процесс — замещение утраченных функций осуществляется не с помощью ресурсов самой пораженной системы, а с помощью функций других систем, которые берут на себя функцию первой. Это могут быть: 1)другие зоны мозга, связанные с пораженной зоной; 2) другие ВПФ, ассоциированные с изменной ВПФ; 3)внешние инструментальные приспособления, искусственно усиливающие сниженную функцию (слуха, зрения); 4)специальные пособия для обучения, коррекционные материалы и методики. Здесь компенсация связана с коррекцией, которая может осуществлять восполнение нарушенной функции с помощью специальных способов обучения и воспитания.

Выделяют также псевдокомпенсацию или ложную компенсацию, когда пораженная функция временно оказывается компенсированной, а затем снова декомпенсируется. Декомпенсация — процесс обратный компенсации и связанный с повторным нарушением ранее восстановленой функции. Псевдокомпенсация возникает также в случаях отказа ребенка от выполнения обычной деятельности, в которой может проявиться недостаточность функции. Если он осуществляет данную деятельность (например, учебную), то скрытая недостаточность функции становится явной, что связано с отсутствием истинной ее компенсации.

Сверхкомпенсация связана с чрезмерным замещением или усилением нарушенной функции, когда ее недостаточность преобразуется в избыточность. Компенсаторная избыточность функции также как и недостаточность проявляется ее нарушением, что также способствует возникновению отклонения в развитии, но противоположного по своим свойствам.

Таким образом, специальный психолог должен правильно подбирать методы и приемы работы для полноценной компенсации нарушенных функций.

studfiles.net

ПОГРАНИЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ

Словарь по профориентации и психологической поддержке. — Кемеровский областной центр профессиональной ориентации молодежи и психологической поддержки населения, Томский центр профессиональной ориентации . Н. Е. Дружинин . 2003 .

Смотреть что такое «ПОГРАНИЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ» в других словарях:

Пограничные состояния — нервно психические расстройства, находящиеся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией. Круг таких расстройств очень широк. Выделяются П.с. в узком смысле это психогении без острых психотических расстройств… … Словарь черезвычайных ситуаций

пограничные состояния — обозначение слабых, стертых форм нервно психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией. Круг таких расстройств очень широк. Выделяются П. с. в узком смысле это психогении без… … Большая психологическая энциклопедия

Пограничные состояния — то или иное состояние индивида на границе между психическим здоровьем и психическими отклонениями, заболеваниями (при смерти и в др. случаях). Душа его была не в нормальном состоянии… Все силы его души были деятельнее, яснее, чем когда нибудь, но … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

пограничные состояния — группа психических болезней, включающая психопатии, неврозы и некоторые формы реактивных состояний … Большой медицинский словарь

Пограничные состояния — Слабые формы нервно психических расстройств, переходные между психическим здоровьем и выраженной патологией … Адаптивная физическая культура. Краткий энциклопедический словарь

ПОГРАНИЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ — обозначение слабых, стертых форм нервно психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией … Судебная патопсихология (термины книги)

ПОГРАНИЧНЫЕ СИТУАЦИИ — особо значимые для личности ситуации (в том числе война, стихийное бедствие, стресс и т.д.), в которых она проявляет существенные, самые сильные свойства своей психики, в других условиях остающиеся невостребованными и для сознания как бы… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

career_counseling_support.academic.ru

Пограничные состояния

Адаптивная физическая культура. Краткий энциклопедический словарь. — М.: Флинта . Э. Н. Вайнер, С. А. Кастюнин . 2012 .

Смотреть что такое «Пограничные состояния» в других словарях:

ПОГРАНИЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ — обозначение слабых, стертых форм нервно психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией. П. с. в узком смысле это психогении без острых психических расстройств (реактивные состояния … Психомоторика: cловарь-справочник

Пограничные состояния — (психолог.), обозначение слабых, стертых форм нервно психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией … Гражданская защита. Понятийно-терминологический словарь

ПОГРАНИЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ — обозначение слабых, стертых форм нервно психических расстройств, находящихся вблизи условной границы между психическим здоровьем и выраженной патологией … Словарь по профориентации и психологической поддержке

НЕРВНАЯ СИСТЕМА — НЕРВНАЯ СИСТЕМА. Содержание: I. Эмбриогенез, гистогенез и филогенез Н.с. . 518 II. Анатомия Н. с. 524 III. Физиология Н. с. 525 IV. Патология Н.с. 54? I. Эмбриогенез, гистогенез и филогенез Н. е.… … Большая медицинская энциклопедия

adaptive_physical_education.academic.ru

Пограничные состояния у новорожденных

Гормональный (половой) криз

Гормональный криз наблюдают у 2/3 новорождённых. Эти изменения обусловлены переходом эстрогенов от беременной к плоду в последние месяцы беременности.

Нагрубание молочных желёз (физиологическая мастопатия) начинается на 3-4-й день после рождения, достигая максимальной выраженности к 8-10-му дню. Данное состояние возникает практически у всех девочек и у половины мальчиков. При надавливании на молочную железу возможно выделение жидкости, подобной молозиву. К концу 2-й-началу 3-й недели железы уменьшаются, достигая нормальных размеров. У недоношенных детей мастопатию практически не наблюдают. Лечение не показано. При выраженном набухании молочных желёз накладывают стерильную повязку. Любое надавливание противопоказано из-за опасности инфицирования.

Кровотечения из половых путей. Метроррагии возникают у 5-7% девочек на 4-7-й день после рождения и продолжаются несколько дней (чаще 1-2). Объём выделений редко превышает 1-2 мл. Состояние слизистой оболочки влагалища, матки и её шейки характерны для предменструального периода. Данное состояние связано с отторжением слизистой оболочки матки вследствие прекращения действия эстрогенов матери. Лечение: подмывание тёплой водой.

Десквамативный вульвовагинит — обильные слизистые выделения серовато-беловатого цвета из половой щели. Выделения появляются у 60-70% девочек в первые 3 дня жизни и сохраняются 1-3 дня. Лечение: туалет половых органов.

Гипербилирубинемия развивается у всех новорождённых в первые дни жизни, но только у 60-70% сопровождается транзиторной желтухой. Транзиторная гипербилирубинемия обусловлена ускоренным гемолизом эритроцитов новорождённых, временной незрелостью фермента глюкуронилтрансферазы, стерильностью кишечника, обусловливающей слабую редукцию жёлчных пигментов. Желтушное окрашивание кожных покровов появляется на 2-3-й день жизни. Обнаружить лёгкую степень желтушности можно только при хорошем естественном освещении. Общее состояние детей обычно не нарушается, хотя при выраженной желтухе могут быть сонливость, вялое сосание, иногда рвота. Цвет кала не меняется, жёлчные пигменты в моче отсутствуют. Желтуха сохраняется 5-7 дней.

Лечение: при выраженной желтухе назначают 5% раствор глюкозы, физиологический раствор, витамин С, иногда фототерапию. Прогноз благоприятный. При нарушении механизмов адаптации транзиторная желтуха может перейти в патологическое состояние, связанное с увеличением концентрации неконъюгированного билирубина.

Транзиторный дисбиоз и физиологическая диспепсия

Транзиторный дисбиоз и физиологическая диспепсия возникают практически у всех новорождённых в середине первой недели жизни. Меконий выделяется в течение 1-2, реже 3 дней, затем стул становится частым, появляется слизь, комочки, пятна воды на пелёнке вокруг каловых масс. При микроскопии обнаруживают лейкоциты (до 30 в поле зрения), жир. Такой стул называют переходным; через 3-4 дня он становится гомогенным (кашицеобразным), жёлтым, количество лейкоцитов уменьшается до 12-20 в поле зрения. Физиологическая диспепсия связана с переходом на лактотрофное питание, раздражением кишечника белками, жирами. Одновременно происходит заселение кишечника новыми микроорганизмами. Первичная бактериальная микрофлора кишечника представлена бифидобактериями, молочнокислыми стрептококками, сапрофитными стафилококками, условно-патогенными стафилококками, непатогенной кишечной палочкой, протеем, грибами. В конце первой недели жизни бифидофлора вытесняет другие бактерии и становится основной микрофлорой кишечника.

Транзиторные особенности метаболизма

Транзиторный ацидоз за счёт дыхательного и метаболического компонентов. Это пограничное состояние характерно для всех детей во время родов. В момент рождения рН составляет 7,27. В первые 15-30 мин рН снижается, одновременно нарастает РаС02 крови до 70 мм рт.ст. Избыток оснований (BE) при рождении составляет 10 ммоль/л. Нормализация рН (7,35) происходит к концу первых суток, BE — к концу первой недели жизни.

Транзиторную гипогликемию (концентрация глюкозы 2,8-3,3 ммоль/л) диагностируют в первые дни жизни. Она более выражена у недоношенных детей, при задержке внутриутробного развития, гемолитической болезни новорожденных, гипоксии, полицитемии, у близнецов и обусловлена голоданием, а также особенностями эндокринного статуса новорождённого. При голодании ребёнок для покрытия энергетических затрат использует энергетические запасы (гликоген, бурый жир). Однако они быстро истощаются.

Гипокальциемия и гипомагниемия возникают у всех детей в первые 2 сут жизни, что связано с функциональным гипопаратиреозом в раннем неонатальном периоде. Затем концентрация кальция и магния достигает величин, характерных для детей более старшего возраста и взрослых (кальций — 2,25-2,74 ммоль/л, магний — 0,74-1,15 ммоль/л).

Транзиторная потеря первоначальной массы тела. Потеря массы тела происходит на 3-4-й, реже на 5-й день жизни и варьирует от 3 до 6%. Физиологическое уменьшение массы тела обусловлено в какой-то мере недоеданием, приводящим к усиленному расходу жиров, но основной причиной считают потерю воды с дыханием и потом. Перегревание, охлаждение, недостаточная влажность воздуха увеличивают потери жидкости. Большинство новорождённых восстанавливают массу тела до 10-го дня жизни (чаще к 6-7-му дню). Раннее прикладывание детей к груди, правильный уход предупреждают чрезмерную потерю массы тела.

Транзиторные нарушения теплового обмена

Транзиторная гипотермия. После рождения ребёнок попадает в температурный режим окружающей среды, который на 12-15 °С ниже внутриутробного. В первые 30 мин температура кожных покровов снижается и достигает минимума через 60 мин (например, на коже живота — 35,5-35,8 °С). Наиболее низкой температура бывает на конечностях. К середине первых суток происходит повышение температуры тела, и она становится постоянной.

Транзиторная гипертермия возникает на 3-5-й день жизни и обусловлена катаболической направленностью обмена веществ, недостаточным поступлением жидкости при получении богатой белками пищи («белковая лихорадка»), гипернатриемией, перегреванием. Имеет значение недостаточная зрелость центра терморегуляции. Распад собственных белков сыворотки крови в первые дни жизни ребёнка также может вызвать повышение температуры тела в течение 12-24 ч до 38-39 °С. При этом дети становятся беспокойными, у них появляются признаки обезвоживания. Лечение состоит в проведении физического охлаждения и назначении обильного питья, в среднем 200 мл/сут (но не более 10% от массы тела). При необходимости жидкость вводят парентерально. В редких случаях назначают жаропонижающие препараты. При оптимальных условиях выхаживания частота развития гипертермии составляет не более 0,5%.

Транзиторные особенности функции почек

Транзиторная олигурия развивается в первые 3 дня жизни у всех здоровых новорождённых. Связана она с малым поступлением в организм жидкости и особенностями гемодинамики.

Протеинурия (альбуминурия) возникает у всех новорождённых в первые дни жизни и представляет собой следствие увеличенной проницаемости почечного фильтрационного барьера, канальцев, капилляров, застоя крови во время родов, увеличенного гемолиза эритроцитов.

Мочекислый инфаркт. Моча при мочекислом инфаркте (отложение кристаллов мочевой кислоты в просвете собирательных трубочек) окрашена в красный цвет, мутноватая и оставляет на пелёнках коричнево-красные пятна. В осадке мочи иногда находят гиалиновые и зернистые цилиндры, лейкоциты, эпителий. Эти изменения исчезают к концу первой недели, с 10-го дня жизни их расценивают как патологические признаки. Мочекислый инфаркт почек возникает у 1/3 новорождённых и связан в основном с катаболической направленностью обмена веществ. Способствуют его развитию сгущение крови и небольшое количество концентрированной мочи. Имеет значение также недостаточная способность организма новорождённого растворять в небольшом количестве мочи большое количество уратов. При назначении жидкости и адекватном выделении мочи мочекислый инфаркт исчезает.

Транзиторные изменения кровообращения

Кровоток в лёгких после их расправления становится в 5 раз больше, так как значительно уменьшается сопротивление в лёгочных сосудах. Систолическое давление в лёгочной артерии до рождения выше, чем в аорте. В течение первого часа жизни давление выравнивается. Через 2 ч после рождения давление в лёгочной артерии становится ниже, чем в аорте, максимум его снижения приходится на 2-4-й день. К 4-6 нед давление достигает величин, характерных для взрослых.

Артериальный (боталлов) проток начинает закрываться (функционально) через 15-20 мин после рождения; анатомически он закрывается в течение первых 2-8 нед жизни. При функциональном закрытии возможно развитие шунтов слева направо, справа налево или в обоих направлениях. Этим можно объяснить цианоз нижних конечностей, возникающий у некоторых здоровых новорождённых.

Овальное окно функционально закрывается сразу после рождения, но анатомическая облитерация наступает через несколько месяцев и даже лет. У 20% взрослых овальное окно остаётся открытым.

www.eurolab.ua

About : admin